Симеон Гордый

Биография

7 сентября 1317 года — 27 апреля 1353 года
Старший сын Ивана Калиты – основателя московской ветви Рюриковичей. Князь Московский и великий князь Владимирский (1340-1353), князь Нoвгорoдский (1346-1353).
Возвышение Москвы

Известный историк второй половины XIX – начала XX вв. Василий Осипович Ключевский высказал очень верную мысль о том, что история России – это история страны, которая все время колонизуется. Этот бесконечный процесс движения российской цивилизации вширь, постоянной жажды новых земель, не завоевываемых, а присоединяемых путем хозяйственного освоения, привел к тому, что Русь все время меняла столицы.

Началось все с Киева на Днепре, который в 882 году новгородский князь Олег провозгласил матерью городов русских. Потом, уже в XII веке, новым стольным градом стал Владимир на Клязьме. Никто сюда официально столицу не переносил, просто так сложилось. Киев ослабел, а Владимир поднялся. И если поначалу владимирские князья, рвавшиеся за престижем, хотели быть еще и великими киевскими князьями (Юрий Долгорукий, Андрей Боголюбский, Всеволод Большое Гнездо), то уже в начале XIII века их вполне устраивал только титул великого князя владимирского.

И в самом деле, зачем им был нужен Киев, слабый, раздираемый противоречиями и борьбой боярских группировок. То ли дело Владимирское княжество – одно из самых крупных, больше только Господин Великий Новгород, влиятельных, контролирующих соседей и волжский торговый путь с Востоком.

Именно здесь, в гуще Можайских лесов, в 1147 году появилось новое поселение – Москва. Ее возникновение представляется исторической случайностью.

Судите сами. Жил-был некий боярин со странной фамилией не то Кучко, не то Кучка. Судя по всему, человек он был недальновидный, поскольку поссорился с самим Юрием Долгоруким, на тот момент великим владимирским и великим киевским князем. Долгорукий вошел в историю не только как князь-воин, это естественно для средневековья, но и как жесткий правитель, истинный сын своего отца Владимира Мономаха. Ссора закончилась для боярина печально, был он убит, вотчину на Москве-реке забрал себе Юрий Долгорукий и основал там городок – Москву, о чем в Киевской летописи есть соответствующая запись за 1147 год.

Примерно 150 лет Москва оставалась глухой провинцией Владимирского княжества. Только в 1263 году она стала центром относительно самостоятельного удела. Получил его во владение младший сын великого владимирского князя Александра НевскогоДаниил, которому на тот момент было всего 2 года. У хана был оформлен соответствующий ярлык, и Москва приобрела статус провинциальной удельной столицы. Даниил Александрович считается основателем московской ветви Рюриковичей, которых еще называют Даниловичами или Калитичами.

Княжество при Данииле было довольно слабым, никакой серьезной политической роли не игравшим. Все изменилось в начале XIV века.

Рубеж XIII–XIV веков очень важен в российской истории. Это время начала централизации или собирания земель, оформления единой власти единого правителя. Как показывает история, ни в одной стране этот процесс не происходил безболезненно. Везде он сопровождался усобицами, династическими войнами, нередко с привлечением внешних сил. Русь не стала исключением.

В начале XIV века в схватке за общерусское господство сошлись Москва и Тверь. На подходе к этой битве было Великое княжество Литовское и Русское, граница которого с Москвой проходила возле Смоленска, и его князья считали все русские земли своим наследством. Заявляли о претензиях на право возглавить объединительный процесс Нижний Новгород и какое-то время даже Рязань. Особняком держался Великий Новгород – богатый торгово-ремесленный город, полагавший, что может остаться в стороне от драки и выжить самостоятельно.

Любой конфликт всегда персонифицируется. Так и здесь. За Тверь стояли ее князья Михаил Александрович Тверской, а после того, как его убили в Орде, его сын Александр Михайлович. За Москву – два сына Даниила Александровича: Юрий Данилович Московский и Иван Данилович Калита. Борьба шла за ярлык на великое владимирское княжение. Понятно, что он давал возможность управлять всем Владимирским княжеством и его удельными городами – Тверью, Рязанью, Москвой, Торжком, Звенигородом, Нижним Новгородом и т.д., а значит объединять их в единое целое под своей властью.

Известно, что в этой борьбе победу одержали москвичи. Перелом произошел в 1327 году, когда Александр Михайлович поддержал восстание тверичей против ханского баскака Чолхона (Щелкана, в русской транскрипции), проиграл и отдал великое владимирское княжение Ивану Калите, который с 1326 года занимал московский престол. С этого момента Москва уже будет крепко держать его в своих руках и практически никому не отдаст, за исключением очень коротких периодов.

С этого момента начинается процесс, который отечественными историками был назван возвышением Москвы. Возвышение Москвы – это завоевание Москвой общерусского господства, превращение ее в центр объединения всех земель, ранее входивших в Древнюю Русь.

В исторической науке причины возвышения Москвы не имеют однозначного толкования. Существует устоявшаяся версия, берущая свое начало в источниках того времени, комплиментарных по отношению к Ивану Калите. Они видят причину победы Москвы в ее очень выгодном географическом положении на перекрестке торговых путей, удаленности от Орды и прикрытости с востока Рязанским княжеством, лесами и болотами, большим количеством неосвоенных земель, которые вкупе с относительной безопасностью привлекали население на эту территорию. Однако такие серьезные специалисты по данному периоду отечественной истории, как Л. В. Черепнин и М. Н. Тихомиров, справедливо указывали, что у Твери были аналогичные достоинства: свободные земли, торговые пути (Тверь стоит на Волге), еще большая удаленность от Орды. Но Тверь проиграла. Почему?

В пользу Москвы сыграли еще два фактора, которые характеризуют Ивана Калиту как более сильного политика.

Первый, в 1326 году митрополит Петр – глава Русской православной церкви, перенес свою кафедру из Владимира в Москву. Надо понимать особенности мировоззрения средневекового человека, для которого всякая светская власть – это власть от Бога, освященная церковью. Поэтому истинная столица – это не то место, в котором находится князь, а то, где глава церкви – митрополит. То, что Ивану Калите удалось переманить митрополита Петра на свою сторону было колоссальным успехом московской власти.

Второй, получение в 1328 году долгожданного ярлыка на великое княжение. Л. В. Черепнин называл Ивана Калиту «баскаком с русской кровью». И не без оснований. Этот князь был чрезвычайно дружественно настроенным к Орде, его моральные принципы, скорее всего, весьма размыты, но он обеспечил Москве, как написано в «Похвале великому князю Ивану Даниловичу», 40 лет тишины. Действительно, ордынцы перестали совершать набеги на русские земли в период великого княжения Калиты с 1328 по 1340 гг. Это, конечно, не 40 лет, меньше, источник просто комплиментарен к князю. Но факт неоспорим. Ивану Калите удалось добиться того, что ранее частично смог сделать только Александр Невский, когда он, будучи великим владимирским князем, налаживал отношения с Ордой во имя спокойствия своего населения.

Процесс возвышения Москвы, таким образом, начал Иван Калита, считающийся Иваном I, в начале XIV века, завершил Иван III в конце XV века. Между ними располагается длинный ряд из 5-ти князей, каждый из которых внес свой вклад в закрепление за Москвой права быть новой столицей и центром власти для всего государства. Симеон Гордый второй в этом промежуточном списке, сразу после Ивана Калиты.

Передача власти от отца к сыну

У Ивана Калиты, как в сказке, было 3 сына: Симеон (или Семен), Иван и Андрей. Двое старших будут править в качестве великих князей.

Надо сказать, что в древности на Руси не существовало юридически формализованной системы передачи власти. Действовал знаменитый лествичный порядок, согласно которому власть после смерти действующего правителя должна переходить к старшему мужчине в роде. Как правило, это был не сын, а брат. Естественно, что отсутствие четко прописанной процедуры порождало бесконечные споры и усобицы. Дополнительным осложняющим фактором стало введение Ордой ярлыка. С момента установления ига, а в этой части оно было введено еще в 1245–1246 гг., ни один русский князь не имел права без разрешения Орды передавать свою власть.

Калита, тонкий и умный политик, хорошо понимал, что Москва сможет удержать лидирующие позиции в централизаторском процессе только в том случае, если после его смерти ярлык на великое княжение получит его старший сын Симеон. Но как это сделать? Орда не была склонна надолго задерживать ярлык на великое княжение в одних руках и действовала в соответствии древним политическим принципом «разделяй и властвуй».

Известно, что Иван Калита в 1339 году собирает двойную дань – ордынский выход, берет старшего сына Симеона, едет в Орду. Задача – обеспечить сохранение верховной власти в руках московской династии и не допустить, чтобы она ушла к сыну Александра Михайловича – тверскому князю Михаилу Александровичу. Скорее всего, Калита хотел, чтобы хан Узбек одобрил его план и завизировал своим согласием его духовную грамоту (завещание). Подлинник этого документа сохранился. В нем четко сказано: «Приказываю сыном своим очину свою Москву». Однако на духовной 1339 года не сохранилось каких-либо виз и печатей.

Тем не менее, очевидно, что именно Иван Калита первым прервал 100-летнюю традицию, согласно которой русские великие князья не могли вмешиваться в вопросы престолонаследия. Калита умер в 1340 году, и тогда же великим князем стал его старший сын Симеон Гордый.

Князь умер, да здравствует князь!

Если быть совсем точным, то фраза «Приказываю сыном своим очину свою Москву» означает право на совместное владение княжеством для всех трех сыновей, каждый из которых получил также личные уделы. Симеон – Коломну и Можайск со многими другими волостями, Иван – Звенигород и Рузу, Андрей – Серпухов. Отдельные уделы были выделены дочерям и опричнина (так традиционно назывался вдовий удел) княгине Ульяне. Братья у гроба отца целовали крест, т.е. приносили присягу верности и вступили во владение Москвой. Каждый из них держал в Москве своих наместников-третников, ведавших третьей долей городских доходов. Однако фактически вся власть была сосредоточена в руках Симеона по праву старшинства, младшие должны были ему подчиняться, такова незыблемая средневековая традиция.

Источники расходятся в датировке года рождения Симеона. Академик М. Н. Тихомиров называет дату 7 сентября 1316 года – день св. Созонта. Это имя будет сопровождать Симеона всю жизнь и именно им он назовет себя в завещании.

Сведений о личности этого князя сохранилось крайне мало. Из того, что известно, рисуется фигура, по характеру противоположная Ивану Калите. Иван был сдержан и скрытен, Симеон импульсивен и порывист, Иван осторожен, Симеон смел и даже безрассуден. Считается, что характером он скорее напоминал не отца, а дядю – князя Юрия Даниловича, отличавшегося авантюрными и даже экстравагантными поступками и, в конечном итоге, убитого в Орде. Но есть одно качество, которое объединяет их всех – своеволие, без которого верховная власть в то время была немыслима.

Свойства характера молодого князя определили его прозвище – Гордый.

Симеон Гордый, великий князь всея Руси, владимирский и московский

Понятно, что главная политическая задача князя Симеона Гордого формулировалась крайне просто: не растерять, а приумножить. На его печатях написано: «Печать князя великого Семенова всея Руси». Это серьезная заявка на то, что Русь едина, и столица у нее Москва. Интересно, что Иван Калита на такую запись не решился и на печатях называл себя только великим князем.

Первое, что нужно было сделать Симеону – сохранить стабильные отношения с Ордой. Понятно, что в середине XIV века Орда была уже не та, хан Узбек умер в 1341 году, и с того момента там пошла такая чехарда, что за 20 лет сменилось 25 ханов. Но дань они требовали по-прежнему и легко могли отнять ярлык, это же восточная деспотия, она правил не признает.

Практически сразу же после смерти отца в 1340 году Симеон вместе с братьями поехал в Орду, пробыл там полгода, выразил готовность служить, получил грамоту – ярлык на великое княжение. 1 октября 1340 года на праздник Покрова Пресвятой Богородицы он торжественно сел на великое княжение в Успенском соборе во Владимире, подтверждая тем самым преемственность своей власти от киевских и владимирских князей.

Если главным противником Ивана Калиты была Тверь, то основным соперником Москвы времени Симеона Гордого стала Литва. В Твери в 1340-х годах была «великая замятня» (усобица), княжество ослабело, московский князь вмешивался в его дела. Литва, или точнее Великое княжество Литовское и Русское, это интересное государственное образование. Оно возникло на землях прибалтийских племен и включило в себя значительную часть древнерусского наследства после его раскола вследствие ордынского нашествия XIII века. Отсюда такое название, сочетающее в себе 2 элемента – прибалтийский и славянский. Создателем государства был князь Гедимин. К середине XIV века Москву и Литву связывали отношения, которые можно определить как друзья-враги.

С одной стороны, у нас был общий противник – Ливония. Это государство, созданное в XIII веке немецким рыцарским орденом после поражения в 1242 году в Ледовом побоище. Оно закрывало для нас выход к Балтике, а для Литвы служило постоянной военной угрозой. С другой стороны, Литва, как это сейчас странно не звучит, считала себя истинной Русью, а Москве в этом праве отказывала. У Литвы были для этого основания. Если больше половины населения страны – русские, в состав государства входят такие города как Ржев и Брянск, то кем же себя считать?

Вот с этими претензиями и столкнулся Симеон Гордый. Началось длительное противостояние с переменным успехом. Литва, как противник, была сильна, ее возглавлял талантливый воин князь Ольгерд Гедиминович. Началась так называемая «литовщина», почти 40-летний период непрерывных военных столкновений. Литовцы регулярно вторгались на территорию Северо-Восточной Руси, угрожали многим городам, жгли посады, но решающего успеха ни при Ольгерде, ни позднее при Ягайло, так и не добились. Москва еще не могла окончательно снять литовскую угрозу, сил пока не хватало, но уже была способна отстоять свои интересы. В этом Симеон Гордый оказался очень последовательным политиком. Он привечал тех, кого обижали в Литве, и именно в это время на службе в Москве оказалось много бывших литовских бояр. Это не способствовало нормализации отношений между государствами, но Симеон Гордый считал себя вправе поступать самовластно.

Не добившись успеха в военном противостоянии с Москвой, Ольгерд пошел ва-банк. Он попытался перехватить в Орде ярлык на великое княжение. В 1348 году оба князя были вызваны к хану в Орду, хан принял решение в пользу Москвы. Казалось бы, конфликт исчерпан. Ольгерд даже послал в Москву дары и породнился с Симеоном. Был заключен брак между братом Ольгерда Любартом и снохой Симеона Гордого Ульяной. Но нормализации отношений так и не случилось, интересы были непримиримы.

Еще одна проблема, которая требовала постоянного внимания князя – отношения с Великим Новгородом. Надо сказать, что этот город был вечной головной болью всех князей, начиная от Юрия Долгорукова и кончая Иваном III. Не контролируя Новгород, нельзя было завершить объединительный проект. Новгородцы правильно оценивали угрозу своей самостоятельности со стороны Москвы, но нуждались в защите от немцев и шведов. Поэтому отношения Симеона Гордого с новгородскими посадниками не были простыми.

В 1341 году состоялся съезд князей в Москве. Источники пишут: «…бысть велик съезд на Москве всем князем русским». В нем участвовали митрополит Феогност, Константин Суздальский, Константин Ростовский, Василий Ярославский «и все князи с ними…». Приняли решение о походе на Новгород, который стал успешным. Московское войско взяло Торжок. Великий Новгород запросил мира в обмен на большую контрибуцию. А в 1348 году уже новгородцы попросили помощи у Симеона Гордого для отражения угрозы со стороны шведского короля Магнуса. Шведы вошли в устье Невы и взяли Орешек. Это очень опасно. Симеон было двинулся с войском на помощь новгородцам, но был вынужден повернуть назад – в это время в Орде решался его спор с Ольгердом, что было неизмеримо важнее новгородских дел. Новгородцы, в конечном итоге, справились самостоятельно, но, как говорится, осадок остался.

Черная смерть

В XIV веке в Европе вспыхнула страшная эпидемия чумы, названная «черной смертью». Потери от нее были колоссальными. В 1352 году эпидемия достигла Пскова, а в 1353 году была занесена на территорию Северо-Восточной Руси. В Москве начался массовый мор. От него умерли наследники престола – сыновья Симеона, он сам, следом – великая княгиня.

Симеон Гордый прожил сложную, даже скандальную по средневековым меркам, личную жизнь. Более запутанной она была, пожалуй, только у Ивана Грозного. Первым браком он был женат на представительнице литовского княжеского дама Айгусте (Анастасии), второй женой князя стала Евпраксия, дочь мелкого смоленского князя. Но через год после заключения брака, ее отослали к отцу в Волок. Фактически князь развелся, что по тем временам было неслыханно, церковный брак не расторгался, тем более таким способом. Объявленная причина – бесплодие княгини. Однако когда затем Евпраксия была выдана замуж за князя Федора Красного, то стала родоначальницей рода князей Фоминских. Третий раз князь женился на тверской княжне Марии, которая стала матерью двух последних сыновей Симеона – наследников престола. Этот династический брак был важен с политической точки зрения.

Поскольку все сыновья, рожденные от разных жен, умерли еще при жизни Симеона Гордого, то его владение – а это целое государство, фактически оказалось выморочным.

Академик М. Н. Тихомиров совершенно справедливо пишет, что последние недели жизни Симеона Гордого полны отчаяния. В своей духовной грамоте он говорит, обращаясь к брату Ивану: «…чтобы не перестала память родителей наших и наша, и свеча бы не угасла». У Симеона была надежда, что выживет великая княгиня Мария, что она беременна, и родившийся после его смерти ребенок станет его наследником. Этому не суждено было сбыться. Престол перешел к Ивану, которого нельзя было рассматривать как серьезного государственного деятеля, тем более в такую сложную эпоху и в свете тех задач, которые нужно было решать. Но история распорядилась по-своему.

Симеон Гордый последовательно проводил политику отца и не только крепко держал в руках власть над своими собственными землями, но и распространял свое влияние на другие княжества Северо-Восточной Руси. Это был достойный правитель, не дрогнувший перед самыми трудными задачами, которые поставило перед ним его время.

М. П. Дудкина, канд. ист. наук
специально для портала BankGorodov.RU


Литература:

  • Тихомиров М. Н. Средневековая Москва в XIV – XV веках. – М., 1957.
  • Черепнин Л. В. Образование русского централизованного государства в XIV – XV вв. – М., 1960.
  • Володихин Д. М. Рюриковичи. – М., 2014.

Имеет отношение к населенным пунктам:

Княжил в Москве в 1340–1353 годах.
В мае 1340 года находился в Нижнем Новгороде, откуда выехал в Орду после получения известий о смерти своего отца.
В октябре 1340 года сел на великое княжение в Успенском соборе во Владимире.
Зимой 1346 года провед три недели в Новгороде, был провозглашен князем Новгородским.
В 1341 году совершил успешный поход на Торжок, способствовавший укреплению власти московских князей в Новгороде.