Церковь Рождества Пресвятой Богородицы (Подмоклово)

Каменная церковь Рождества Богородицы в деревне Подмоклово Московской области – двусветный храм-ротонда, построенный в начале XVIII века в усадьбе князя Григория Долгорукова, наиболее ранняя из дошедших до настоящего времени ротонд, воплотившая в своей архитектуре черты западноевропейского барокко.
До начала XVIII века

Впервые храм Рождества Богородицы «в Подмоклом», являвшемся старинной вотчиной князей Голицыных, упоминается в тарусских писцовых книгах за 1628–1629 гг. Согласно этому документу, «деревяна клецки» церковь с приделом святителя Николая была построена и украшена вотчинником. Видимо, в том же XVII столетии, позднее, вместо нее была построена новая Богородице-Рождественская церковь, тоже деревянная.

К началу XVIII века Подмоклово перешло во владение князей Долгоруковых, став крупнейшим из их подмосковных имений. Долгоруковы не были прямыми потомками князя Юрия Владимировича, вошедшего в историю как основатель Москвы, а вели свою родословную от Рюрика по ветви черниговских князей. Основателем этого рода был князь Иван Андреевич Оболенский (XIV или XV вв.), получивший за мстительный нрав прозвище Долгорукий. Его потомков стали называть Долгоруковыми. С XVI века представители этой фамилии служили при московском дворе на важных постах в гражданском и военном управлении.

Строительство каменной Богородице-Рождественской церкви

1 мая 1714 г. очередной владелец села Подмоклово князь Григорий Фёдорович Долгоруков (1657–1723) заключил контракт с каменщиками: подрядчик из Московской Каменной слободы Андрей Опурин и крестьяне села Красного Костромского уезда Василий Александров «с товарищи» (всего двадцать два работника) подрядились построить «из ево товару в Таруском уезде в селе Подмоклом церковь по церклю круглую по чертежю, по повелению иноземца Лоренца фон Фикина». Из этой записи следует, что Лоренц фон Фикин стал руководителем строительства, однако не обязательно являлся автором проекта, который был, скорее всего, западноевропейского происхождения. Позднее, в челобитной 1716 г. Лоренц фон Фикин, первый руководитель строительства, назван шведским квартирмейстером. Вероятно, этот специалист был шведским военнопленным. Интересно, что в XVII – первой четверти XVIII вв. выходцами из села Красного был построен целый ряд зданий в Москве и окрестностях.

23 июля Г. Ф. Долгоруков получил разрешение митрополита Рязанского и Муромского, местоблюстителя патриаршего престола Стефана Яворского на строительство каменной усадебной церкви. 

Осенью 1714 г. только начатые строительные работы были остановлены из-за указа Петра I, изданного 9 октября, согласно которому под страхом ссылки и конфискации всего имущества «на несколько лет» в России запрещалось каменное строительство кроме Санкт-Петербурга. Целью указа было ускорение застройки новой столицы государства. 

В 1717 г. Долгорукову удалось получить государево разрешение на «достройку» храма в Подмоклове. Основные строительные работы к этому времени были уже завершены, что подтверждается архивными материалами. В челобитной 1716 г. крепостной князя Г. Ф. Долгорукова Андрей Рыжиков сообщал, что стены церкви, выстроенные в 1714 г. фон Фикиным, дали «расседины». Новым руководителем строительства был назначен «голанской земли иноземец Елизарий Давыдов сын Крафорт», который посчитал эти повреждения неопасными для строящегося здания. Однако сооружение вскоре развалилось, а назвавшийся архитектором Крафорт оказался самозванцем. 

28 мая 1717 г. князь Григорий Долгоруков снова заключил контракт с артелью Андрея Опурина, начинавшей строить храм в 1714 г., и с ярославским каменщиком Алексеем Дмитриевым «с товарищи». Сумма за работу, в сравнении с первоначальным контрактом, была увеличена, но с поставленной задачей артель не справилась. Вероятно, сказалось отсутствие архитектора.

5 мая 1718 г. был заключен новый контракт – с артелью московского каменщика Ивана Каландина, имевшего к тому времени большой опыт строительства каменных зданий. Руководство строительными работами было возложено на иноземца Андрея Шульца. Подрядчики обещали за строительный сезон возвести церковь из кирпича, заказанного за несколько дней до этого, 29 апреля, московским мастерам Трофиму Захарову и Мине Игнатьеву. 27 сентября был сделан заказ Максиму Васильеву, крестьянину села Нижнее Мячково, на партию белого камня (известняка) для украшения храма скульптурами. Известняк был поставлен к 19 мая 1719 г.

9 апреля 1720 г. был заключен контракт с артелью резчиков под руководством московского мастера Ивана Афанасьева Зимина на украшение храма резьбой и скульптурами 12 апостолов и 4 евангелистов по имеющимся рисункам. Наблюдение за работой резчиков, которая должна была быть выполнена в течение лета, осуществлял все тот же Андрей Шульц. Вероятно, украшение белокаменным декором церкви в Подмоклове было завершено в установленные сроки, в теплый сезон 1720 г., и во всяком случае, не позднее весны 1722 г., т.к. 21 мая этого года постановлением Святейшего Синода было запрещено иметь «в церквах иконы: резные, вытесанные, изваянные…»

15 августа 1723 г. Григорий Фёдорович Долгоруков умер, не дожив до освящения церкви. К этому времени здание было фактически построено, оставалось только установить двери и окна, завершить столярные работы, установить иконостас и снабдить храм иконами. Окончания этих работ церковь ждала более 30 лет. Унаследовавший Подмоклово от отца Сергей Григорьевич Долгоруков не проявлял к находящемуся на последней стадии постройки храму никакого интереса.

После воцарения на троне в 1730 г. императрицы Анны Иоанновны Долгоруковы попадают в опалу. Село Подмоклово в числе других вотчин Долгоруковых переходит в дворцовое ведомство.

В 1741 г., после смерти Анны Иоановны и воцарения Елизаветы Петровны, реабилитированным Долгоруковым были возвращены их бывшие поместья, в том числе подмосковное Подмоклово, владельцем которого становится Николай Сергеевич Долгоруков, внук Г. Ф. Долгорукова. При нем были завершены все строительные и отделочные работы, установлен иконостас, церковь снабжена необходимой утварью. В 1754 г. Николай Сергеевич подал прошение в Синод об освящении храма. В том же году церковь была торжественно освящена во имя Рождества Пресвятой Богородицы, как и старый деревянный храм, стоявший на площади к западу от новой церкви и к этому времени, видимо, пришедший, в полную ветхость.

В конце XVIII – начале XX вв.

По данным на 1779 г., имение Подмоклово находилось во владении Алексея Ивановича Затрапезного. Вероятнее всего, после смерти единственного сына Н. С. Долгоруков продал имение А. И. Затрапезному. В 1785 г. рядом с церковью началось строительство колокольни, нижний ярус которой должен был стать придельным храмом Владимирской иконы Божьей Матери. В 1898 г. так и незавершенную колокольню разобрали «по ветхости». 

В разное время Подмоклово принадлежало разным хозяевам. В 1830-х гг. селом владели Тютчевы, с 1840-х гг. – Васильчиковы.

В 1875 г. храм Рождества Пресвятой Богородицы был возобновлен на средства уроженца села Подмоклово церковного старосты Тимофея Ивановича Каштанова. В 1882 г. на его же деньги церковь была расписана, в притворе написана картина «Страшный суд», впоследствии получившая скандальную известность: один из изображенных на ней грешников имел портретное сходство с М. Ю. Лермонтовым. Особо чтимой иконой в подмокловской церкви была древняя икона Владимирской Богоматери, в ее честь по случаю избавления в 1848 г. от холеры 23 июня ежегодно совершается крестный ход.

В 1883–1893 гг. в Богородице-Рождественском храме провели ремонт, в ходе которого была заложена часть арочных проемов и галерей, в стенах пробиты каналы калориферного отопления. На рубеже XIX и XX вв. была утрачена балюстрада над карнизом круговой аркадной галереи. В 1903 г. при церкви соорудили каменную звонницу (разобрана в 1930-х гг.).

В конце XIX века в приходе числилось 525 мужчин и 575 женщин из села Подмоклово и сельца Прокшино. По сведениям на 1915 г., причт храма состоял из одного священника и псаломщика.

С 1894 по 1917 гг. Подмоклово принадлежало серпуховскому фабриканту П. И. Рябову, ставшему последним владельцем села.

После революции

В первые десятилетия после Октябрьской революции 1917 г. церковь Рождества Богородицы оставалась действующей, в отличие от многих других храмов. Богослужения в ней проводились вплоть до 1936 г. Но 28 ноября 1937 г. был арестован священник подмокловского храма Иоанн Александрович Раевский, после чего церковь закрыли. 3 декабря того же года И. А. Раевский был приговорен тройкой при УНКВД СССР по Московской области к 10 годам ИТЛ. В дальнейшем здание стали использовать под хозяйственные нужды, в нем устроили зернохранилище.

В начале 1980-х г. вандалами были разрушены 5 из 16 статуй, украшавших храм. В 1988–1995 гг. специалисты научно-реставрационного центра им. И. Э. Грабаря восстановили разрушенные скульптуры. Восстановленные статуи были переданы на хранение в Серпуховский историко-художественный музей, а в 2016 г. возвращены храму и установлены на свои первоначальные места.

В 1983–1994 гг. здание Богородице-Рождественской церкви реставрировалось сотрудниками треста «Мособлреставрация». Отреставрированный храм предстал с вновь открытыми арками кольцевой паперти. В церкви планировали организовать музей скульптуры, но уже в 1992 г. ее передали Русской Православной церкви. С 1993 г. храм вновь стал действующим.

Архитектура храма и скульптурный декор

По своему архитектурному стилю церковь Рождества Богородицы в Подмоклове является замечательным примером круглого храма-ротонды. Здания подобного типа с раннехристианских времен служили либо храмами-баптистериями (крестильнями), либо мемориальными церквями в память мучеников.

Формы подмокловской церкви гармоничны и ясны, в этом отношении подобных памятников петровских времен нет ни в Петербурге, ни в Москве.

Круглый постамент цоколя возносит приземистый и собранный восьмидольный объем храма, завершенный плавно круглящимся куполом, просторным световым барабаном и ажурным крестом. Центральный объем окружен кольцом паперти на шестнадцати столбах. Эта галерея из изящно рифмованных арок вместе с окнами восьмерика, люкарнами купола и световыми проемами барабана придает сооружению особую легкость.

Ключевые пункты храма-ротонды – алтарь с восточной стороны, входы с западной, северной и южной сторон – ничем не выделены, все стороны здания равноправны, его пластика открыта на все стороны света.

Центральное ядро Богородице-Рождественской церкви восьмидольное или восьмигранное, что в раннехристианский период являлось символом вечности, восстановления: само начертание цифры 8 представляет собой эмблему бесконечности. Эта символика вполне соответствует храмовому пространству, посвящаемому или возрождению человеческой души в ритуале Крещения, или подвигу отдавших свою жизнь за веру по образу Христа, «смертию смерть поправ». Данный архитектурный тип в Италии эпохи Возрождения осмысливался как образ идеального мира, обдуваемого восемью ветрами и завершенного куполом небесного свода.

Если архитектура подмокловской церкви заимствована из итальянской традиции, то скульптурный декор, выполненный резчиками под руководством Ивана Зимина, своеобычен и по исполнению, и по содержанию. Все внешние украшения здесь являются частью продуманной структуры, наделены особым символическим значением, их сюжеты явно продиктованы единым замыслом заказчика или архитектора.

Украшающая стены храма резьба выражает символику Нового Иерусалима. В верхнем, «небесном», ярусе здания пилястры восьмерика, фриз, наличники, постаменты статуй на балюстраде украшены гирляндами плодов, символизирующими изобильный неувядающий райский сад и, в то же время, укрепленный, строго охраняемый град (херувимы над южным и северным входами, над окнами восьмерика, сквозными и ложными, – по своей сути, обереги: «…и поставил на востоке у сада Едемского херувима… чтобы охранять путь к дереву жизни» (Быт 3:24)).

Церковь гармонирует с окрестным простором. Структуре плана здания с шестнадцатью столпами паперти соответствуют 12 апостолов и 4 евангелиста. Их изображения являются классическим мотивом потолочных росписей древнерусских и византийских храмов. Святые Матфей и Иоанн изображены дважды – как апостолы и как евангелисты. Статуи на балюстраде храма представляют собой пластическое завершение столпов. 

Западный вход на балюстраде (главный) сопровожден фигурами апостолов Петра (справа) и Павла (слева). Над северным и южным входами установлены скульптуры четырех евангелистов, в православном искусстве эти образы традиционно отвечают за отношения между земным и сакральным мирами. Две фигуры евангелистов из 12 апостолов – Иоанна и Матфея – поставлены на привилегированном месте в алтарной зоне. Очевидно пространственное соотнесение скульптур святого Луки, сопровождавшего в странствиях апостола Павла (у северного входа) и святого Марка, спутника апостола Петра (у южного входа) – с помещенными по сторонам от западного портала фигурами первоверховных апостолов.

Расстановка статуй святых на галерее церкви Рождества Богородицы изначально осуществлялась по осмысленному плану: контракт князя Долгорукова с артелью Ивана Зимина специально предусматривал установку всех скульптур на надлежащих местах «против архитектуры и абриза и как показано будет архитектом». Первоначальный порядок размещения фигур, к сожалению, ныне утрачен.