Усадьба Виноградово

Виноградово – бывшая старинная дворянская усадьба, ныне расположенная в черте Москвы, у пересечения Дмитровского шоссе и Долгопрудной аллеи, с 2017 г. объект культурного наследия федерального значения. В разное время усадьба принадлежала Пушкиным, Вяземским, Глебовым, Бенкендорфам, М. Я. Бучумову, Э. М. Банзе.
Имение Пушкиных

Впервые Виноградово упоминается в 1623 г. Владельцем деревни в это время являлся Гавриил Григорьевич Пушкин, о чем свидетельствует запись в писцовых книгах за 1623–1624 гг.: «… в поместьи, по Государевой Грамоте 125 года (1617), деревня Виноградово, а Дубровка тож, на Долгом пруде…». Там же записано, что в деревне уже находился «двор помещиков».

Воевода и думный дворянин Гавриил Григорьевич Пушкин был одним из известных деятелей периода Смутного времени, предком А. С. Пушкина, действующим лицом пушкинской трагедии «Борис Годунов». Он скончался в 1638 г., перед смертью постригшись в монашество, как делали в те времена многие.

После пострижения Гавриила Григорьевича в монашество подмосковное поместье Виноградово в 1637 г. унаследовали его дети – Григорий Гаврилович (боярин и оружничий) и Степан Гаврилович (стольник, окольничий, воевода и дипломат), а в 1649 г. оно было пожаловано им «в вотчину», т.е. из права пожизненного владения перешло в наследственное. При новых владельцах в Виноградове появилась церковь Владимирской иконы Божией Матери с Никольским приделом.

После смерти Григория и Степана Пушкиных в 1656 г. село перешло во владение детей последнего – Матвея и Якова Пушкиных, также являвшихся видными деятелями своего времени. Однако в документах этого периода владельцем упоминается лишь Матвей Степанович. В 1696 г. он пожертвовал Виноградовскому храму землю. Скорее всего, в том же году вместо деревянной церкви им была заложена каменная. В переписных книгах за 1704 г. в селе уже значится каменная церковь Владимирской иконы Пресвятой Богородицы с приделом Николая Чудотворца. В это время в Виноградове находились: двор вотчинников со скотным двором, в них 19 жителей, и 8 крестьянских дворов, в них 29 жителей.

Матвей Степанович Пушкин, во владении которого Виноградово находилось 50 лет, был стольником, потом окольничим и воеводой в Смоленске, Астрахани и Киеве, в 1680-х гг. стал боярином. За участие своего сына Федора Матвеевича в стрелецком заговоре навлек на себя гнев Петра I и был сослан в Енисейск. Федор же был повешен 4 марта 1697 г.

Вскоре после отправки в ссылку Матвея Степановича, его дальние родственники, Петр и Иван Калинины дети Пушкины, подали Петру I челобитную и 3 марта 1707 г. получили по Высочайшему повелению все огромное состояние сосланного М. С. Пушкина – обширные земельные владения, в том числе и усадьбу Виноградово. 25 октября 1717 г. поручик морского флота Петр Калинин сын Пушкин подал Петру I челобитную, в которой просил разделить его с братом Иваном владения. 9 декабря 1717 г. раздел состоялся, село Виноградово в числе других владений досталось Ивану Калинину сыну Пушкину. В селе братья, вероятно, не жили.

Во владении Вяземских и Глебовых

3 июля 1729 г. село и усадьбу Виноградово у Ивана Пушкина купил генерал-фельдмаршал князь Василий Владимирович Долгоруков за 2 000 рублей, который уже 23 марта 1730 г. продал имение княжне Марии Федоровне Вяземской. Во владении князей Вяземских усадьба Виноградово находилась почти 30 лет. На средства Марии Федоровны к Виноградовской церкви был пристроен новый придел. 

После смерти княжны ее наследник князь Иван Андреевич Вяземский, полковник Астраханского пехотного полка, продал Виноградово, Дубровку тож, сановнику Александру Ивановичу Глебову за 4 500 рублей. Продажа была оформлена 2 октября 1758 г. Сохранилось описание проданной усадьбы, из которого известно, что каменная церковь Владимирской иконы Пресвятой Богородицы имела два каменных же придела: Иоанна Воинственника (правый) и Николая Чудотворца (левый). В селе находился двор помещиков с разными хоромными и дворовыми строениями и садом, «да внизу под селом, у большой Дмитровской дороги два пруда и с саженными рощами, да крестьян 75 душ».

А. И. Глебов занялся строительством в Виноградове новой церкви, указ Московской Духовной Консистории о ее постройке был выдан 31 октября 1772 г. Строительство храма продолжалось пять лет и 10 сентября 1777 г., в год окончательного отстранения Александра Ивановича от службы по обвинению «в небрежении должности», новая церковь была освящена. Старый двухэтажный храм к тому времени сильно обветшал и служить в нем не представлялось возможности. Новая церковь была построена на земле Тюриковой пустоши, по правую сторону от большой Дмитровской дороги, если смотреть от Москвы. Рядом с храмом в том же году была выстроена богадельня.

Проживая в московском доме и в Виноградове, Глебов женился на своей экономке, вдове чиновника, Дарье Николаевне Франц, имевшей малолетнюю дочь Лизу. В 1784 г. он выдал свою падчерицу Елизавету Ивановну замуж за суворовского бригадира подполковника Ивана Ивановича фон Бенкендорфа. Александр Иванович Глебов скончался 3 июня 1790 г., пережив свою жену Дарью Николаевну всего на шесть дней. Супруги были похоронены в селе Виноградово перед алтарем выстроенного Глебовым храма. По завещанию наследницей А. И. Глебова стала его падчерица Елизавета Ивановна фон Бенкендорф.

Имение Бенкендорфов

Усадьбу Виноградово, находившуюся поблизости от Москвы, посещали многочисленные знакомые семьи Бенкендорф. Бывал здесь и известный баснописец И. А. Крылов. Сохранились его письма, написанные в 1795 г. из Москвы Елизавете Ивановне и ее дочери Софье Ивановне. В них содержатся воспоминания о приятном времяпровождении в их семье. Позднее Софья Ивановна Бенкендорф вышла замуж за Дмитрия Александровича Хрущова. Она умерла в 1825 г. в возрасте 29 лет. Прах Софьи перевезли в любимое ею Виноградово, где он был погребен перед алтарем храма.

Елизавета Ивановна осуществила ремонт и переделку трех флигелей, в марте 1799 г. приступила к ремонту старого дома в усадьбе Виноградово. Сколько лет стоял без ремонта старый дом, сказать трудно, но, предположительно, он мог помнить бывших еще до Глебова владельцев. Тогда же были капитально отремонтированы все остальные постройки в Виноградове, построены «Мыльня» и «Корабль», сделанный для катания по водам Долгого пруда.

В 1812 г., когда французы заняли Москву, все вещи из московского дома были отправлены в Виноградово, Елизавета Ивановна с семьей выехала в Тамбов. В Москве остался домоправитель Дмитрий Курленков, но никаких сведений о происходивших здесь событиях не сохранилось.

При получении вести о занятии французами Москвы и высылке фуражировочных отрядов и застав по большим дорогам от столицы приказчик усадьбы Виноградова Аким Павлов принял решение сохранить часть скота и отправил его в Клинскую вотчину, в село Лукьяново, тем самым спас значительную часть Виноградовского скота. Вывозить оставленные вещи было уже поздно и небезопасно, неприятель мог налететь в любой момент и отправляемое имущество было бы разграблено. 

Предположения Акима Павлова оправдались, французский отряд появился в Виноградове и стоял здесь более двух недель. Виноградовские крестьяне, разграбленные французами, разбежались по лесам. Очевидно, по этой причине Аким Павлов лишился возможности делать сообщения своей барыне, в документах не нашлось ни одного донесения за это время. Однако он нашел возможности для написания двух писем Василию Евграфовичу Татищеву, с которым Бенкендорфы имели денежные дела. 

В этих письмах Аким сообщал, что Виноградово с деревнями было разорено французами. Господские и крестьянские постройки «от сожжения или пожаров, Богу благодарение, избавлены; только при неприятелях сгорели в Грибках 4 крестьянские двора с их принадлежностями». В церкви расхищена ризница, утварь переломана, удалось спасти серебряные ризы и оклады с икон, другие серебряные принадлежности. В алтаре французы ставили лошадей и разводили огонь, отчего местами обвалилась штукатурка. Был разграблен и господский дом, сломана мебель, побиты стекла, частью разбит, а частью увезен доставленный из Москвы хрусталь и фарфор. В оранжерее, теплицах и парниках большая часть рам и ставней переломана или сожжена, «с дерёв всякие фрукты и в огородах овощ весь, без остатку, неприятелями поеден, так что ни одного корня и ни листа капусты не осталось», «разная птица, вся неприятелем съедена и угната». В письмах содержится подробное описание нанесенного ущерба не только господскому имуществу, но и крестьянам.

В январе 1813 г. Елизавета Ивановна вернулась в Москву и спешила съездить в усадьбу Виноградово, где приводился в порядок дом. В переписке, сохранившейся после 1812 г. в Виноградове, чувствуется, что семья имела затруднения в денежных делах.

Иван Иванович и Елизавета Ивановна Бенкендорф прожили долгую и счастливую жизнь (57 лет вместе) в окружении детей и внуков. Иван Иванович скончался 25 сентября 1841 г., а уже через пять месяцев, 16 февраля 1842 г., не стало Елизаветы Ивановны. Супруги были похоронены в своем Виноградове, рядом с любимой дочерью Софьей Ивановной. 

По духовному завещанию Елизаветы Ивановны Бенкендорф, село Виноградово со всеми деревнями перешло во владение ее сына поручика Александра Ивановича Бенкендорфа. Его многочисленная семья летом приезжала в старую усадьбу, где дети даже издавали свой собственный Виноградовский журнал. Но шли годы, молодежь подросла и перестала бывать в родной усадьбе, Виноградово запустело. В 1873 г. Александр Иванович скончался, а в середине 1880-х гг. его многочисленные наследники решили продать Виноградово, чтобы совершить семейный раздел.

Во владении М. Я. Бучумова и Э. М. Банзы

В 1885 г. имение купил известный московский купец М. Я. Бучумов. Все семейные вещи, целая галерея фамильных портретов и документы, к которым новое поколение Бенкендорфов не проявило никакого интереса, не были оговорены в запродажной и достались Бучумову, постепенно большая часть всего этого бесследно исчезла. Новый владелец стал хозяйничать по-капиталистически: в Виноградове по берегу пруда он устроил дачный поселок, землю начал сдавать в аренду крестьянам. Парк постепенно приходил в упадок, от старой усадьбы остался только один дом, наконец, в 1905 г. сгорел и он. Пожар случился вечером 11 октября 1905 г., по основной версии дом подожгли крестьяне окрестных селений на волне революционного подъема. Память о Бенкендорфах сохранилась лишь перед алтарем Виноградовского храма, где четыре поколения семьи мирно спят под гранитными плитами.

В марте 1911 г. наследники М. Я. Бучумова продали усадьбу Виноградово Эмме Максимовне Банза (в девичестве Вогау). Она первым делом распорядилась снести все построенные Бучумовым дачи, построила два барских дома, выдержанные в стиле русских дворянских усадеб, несколько надворных построек, между прудами был сооружен каменный мостик, а при въезде в усадьбу со стороны Дмитровского шоссе – каменные ворота, на которых выбита дата постройки усадьбы римскими цифрами.

Один барский дом занимала сама Эмма Максимовна, второй – её сын, голландский консул Рудольф Васильевич Герман. От первого дома к пруду вела каменная лестница. В усадьбе, которая охранялась двумя казаками, были высажены декоративные деревья и кустарники, разбиты цветники, сооружен фонтан. В барском доме были две отдельные кухни с двумя кухарками – белой, готовившей в своей кухне для господ, и черной, готовившей для прислуги. В имении жили учитель-француз и гувернантки. 

В зимнее время помещики проживали в Москве в собственном роскошном особняке с колоннадами, расположенном на Воронцовом поле, и лишь иногда наведывались в Виноградово. Летом же постоянно жили в Виноградове. В усадьбе часто устраивались балы, здесь бывал князь Голицын. Для крестьянских и дворовых детей в господском доме устраивали рождественские ёлки.

Судьба усадьбы в советское и настоящее время

После революции началась новая страница в истории усадьбы Виноградово. 

К крестьянам владельцы усадьбы относились хорошо, поэтому во время революционных событий 1917 г., когда к имению подошли хлебниковские рабочие и крестьяне с флагами с целью разгрома усадьбы, виноградовские крестьяне не позволили этого сделать.

В одну из ночей помещики тайно выехали из своего имения, взяв с собой только наиболее ценные вещи. При такой спешке многое они не могли вывезти, значительная часть имущества бывших хозяев досталась прислуге, в первую очередь людям, особенно приближенным к управляющему, горничным, гувернанткам, кухаркам и др. Помещики покинули страну и уехали в Париж.

В 1918 г. по решению советского правительства на территории усадьбы Виноградово были организованы дом отдыха железнодорожников и детский костнотуберкулезный санаторий. В 1931 г. санаторию, получившему название «Юный ленинец», была передана вся территория усадьбы. С началом Великой Отечественной войны санаторий был эвакуирован, в бывших барских домах размещены Краснополянский райисполком, райком партии и милиция. В июле 1941 г. здесь был организован штаб партизанского отряда Краснополянского района.

В 1959 г. в усадьбе был открыт Московский областной детский кардиоревматологический санаторий.

За столетие своего существования оба дома сильно обветшали. Они, а также церковь, парки и все строения Виноградова признаны памятниками искусства и взяты под государственную охрану по городу Москве. В 1982 г. «Союзреставрацией» были сделаны чертежи главных построек. В 1986 г. «Мосолбстройреставрация» сделала эскизный проект реставрации всего усадебного комплекса. Но до реализации проектов дело не дошло.

В 2017–2018 гг. усадьба оказалась вблизи интенсивной современной застройки, что может стать причиной потери целостности и подлинности усадебного и комплекса.

Источники:
А. Н. Ильин. Село Виноградово. – Москва, 1912.