Синеус

Биография

? — 864 год
Летописный брат Рюрика – основателя Новгородского государства в Северной Руси и династии Рюриковичей (IX – XVI вв.). Русские летописи сообщают о нем под 862 г. (Сказание о призвании варягов) и под 864 г. (смерть Синеуса).
Синеус – биография (жизнеописание)

Согласно русским летописям Синеус вместе с братьями Рюриком и Трувором участвовали в так называемом «Призвании варягов». Если по поводу Рюрика большинство ученых сходится во мнении, что это была реальная историческая личность, то в отношении Синеуса и Трувора интерпретации в историографии весьма неоднозначны.

Синеус в русских источниках

Сведений о Синеусе в древнерусских хрониках крайне мало. Наиболее ранние известия о нем содержатся в Повести временных лет (нач. XII в.) и Новгородской I летописи, основу которой составлял древнейший Начальный свод (кон. XI в.). Но и эти источники были созданы гораздо позже времени призвания варягов. Это и обусловило скудность и противоречивость информации о братьях-варягах в целом и о Синеусе в частности.

Итак, что нам известно о Синеусе из ранних летописей. В 862 г. народы на русском Северо-Западе – Словене, Кривичи, Чудь, Меря и Весь, восстали против «варягов из заморья» и изгнали их. Но между ними очень скоро возникли усобицы и потому они приняли решение пригласить к себе князя со стороны. По их просьбе пришли варяги во главе с Рюриком и его братьями Синеусом и Трувором. «… Те варяги назывались русью…». В то время как Рюрик осел в Новгороде, а Трувор в Изборске, Синеус обосновался на Белоозере. В этих же летописях пишется, что через два года, то есть, в 864 г., Синеус и Трувор умерли. Власть над северной Русью полностью перешла к Рюрику.

В также сохранившей раннюю основу Ипатьевской летописи (XV в.) информация о Синеусе и братьях сходная, но сообщается, что вначале варяги пришли к словенам новгородским «и срубили город Ладогу», и после этого осели Синеус и Трувор в Белоозере и Изборске.

Важные сведения, касающиеся Синеуса, не встречающиеся в более ранних русских летописях, есть в поздних, не всегда признаваемых исследователями достоверными. В Никоновской (Патриаршей) летописи (XVII в.) указано, что Синеус со своими братьями пришли «из Немец». В летописце Кирилло-Белозерского монастыря (XVI в.) есть приписка о том, что «Синеус сидел у нас на Кистеме» (современная Киснема – район на северном берегу Белого озера). Некоторые сведения о происхождении Синеуса косвенно содержатся в Иоакимовской летописи (XVII в.), текст которой известен только в изложении В. Н. Татищева. Эта хроника указывает на связь Синеуса с Гостомыслом – воеводой словен, который, по версии Новгородской четвертой летописи, основал Новгород.

По Иоакимовской летописи, у Гостомысла были сыновья и дочери. Сыновья умерли, не оставив детей мужского пола, а вот у дочери, Умилы, жены «финского короля», сыновья были. В 860 г. перед кончиной Гостомысл велел позвать сыновей Умилы – Рюрика, Синеуса и Трувора – на княжение. В. Н. Татищев на основе данных Иоакимовской летописи подтверждает, что Синеус осел в Белоозере и умер в 864 г., конкретизируя – «без наследства», то есть, бездетным.

А был ли Синеус?

Вопрос об исторической реальности Синеуса в науке рассматривался в двух аспектах:
  • достоверность Сказания;
  • существование Синеуса как личности, в случае достоверности Сказания.


Само присутствие в Предании о призвании двух братьев Рюрика добавило сомнений ученым в признании реальности описываемых событий. Ведь аналогичные легенды, рассказывающие о приходе трех братьев, порождающих новые народы и создающих новые государства, очень распространены в мире. Это и библейская традиция сыновей Ноя (Сим, Хам, Иафет), и иранская Траэтаона / Феридун (три сына которого делят мир). Да и в славянской культуре есть подобные примеры, например, содержащаяся в Великопольской хронике легенда о трех братьях – Чехе, Лехе и Русе. Как «параллельная» Рюрику, Синеусу и Трувору, иногда рассматривается тройка легендарных прародителей Киева – Кий, Щек и Хорив.

Некоторые исследователи видят аналогию варяжским братьям в триаде славянских князей Повести – Ростиславу, Святополку и Коцелу, которые, согласно летописному рассказу о призвании Кирилла и Мефодия под 898 г., просили византийского императора прислать им христианских вероучителей.

В отношении достоверности Предания о призвании братьев-варягов в науке сложилось несколько направлений интерпретаций:
  • Полное доверие и даже буквальное понимание указанных в легенде сведений. Оно было характерно в начале XVIII в. для немецких ученых И. Байера и Г. Миллера. Реакция М. В. Ломоносова на их труды стала отправной точкой для начала трехвековой дискуссии по так называемому «норманнскому вопросу».
  • Фольклорные истоки или взаимодействие фольклорных и книжных традиций в формировании летописного сюжета о Призвании. В. Я. Петрухин показал, что целый ряд терминов, используемых в Предании, имел конкретно-историческое содержание в Древней Руси. А. А. Шахматов считал, что легенда возникла в местной славянской среде на севере Руси.
  • Отрицание фольклорных, «народных» истоков Предания о призвании. В. О. Ключевский, например, писал, что это – искусственно созданная летописная притча о происхождении государства. Естественно, она не имеет никакой исторической достоверности.


Сомнительное братство или изобретение летописца

С точки зрения «норманнского вопроса» очень важно происхождение и первоначальный смысл терминов «русь» и «варяги»: это скандинавы или славяне? Как правило, в контексте этих позиций выясняется и происхождение Рюрика. В случае с Синеусом ситуация парадоксальна: в праве на существование ему дружно отказывали и норманисты, и антинорманисты.

Н. М. Карамзин, сопоставив сведения летописи об основании Киева (легендарные братья Кий, Щек, Хорив) и Новгорода (Предание о Рюрике и его братьях – Синеусе и Труворе), пришел к выводу, что братство варягов представляется сомнительным. А еще до него Г. З. Байером было выдвинуто предположение, что Синеуса в реальности не было, а летописец просто неправильно понял относившееся к Рюрику выражение на старошведском языке «sine use» (или sine hus), что означало «свой род» (или свои сородичи). Ближе к концу XIX в. появилась гипотеза о том, что слово «Синеус» было искаженным летописцем древнескандинавским эпитетом «Sig-niotr» – «Победоносный». Все подобные этимологии предполагают, что в распоряжении русского летописца был неизвестный нам скандинавский по происхождению источник о Предании.

Гипотеза о нечаянном «изобретении» автором русской летописи имени брата Рюрика, которого на самом деле не было, до сих пор пользуется большой популярностью у многих ученых. Сегодня, главным образом, у археологов. В то же время часть историков и особенно лингвисты категорически отрицают как вероятность перевода на славянский язык какого-то скандинавского текста, так и наличие в древнескандинавских языках такого по звучанию слова.

«Наслаждающийся победой»

Для тех, кто считает Синеуса реальной исторической личностью, неизбежно возникает вопрос о его этнической принадлежности. Вопрос этот даже более сложен, чем происхождение Рюрика. Можно проследить в историографии несколько версий.

Известный специалист по этимологии М. Фасмер объясняет это имя из древнескандинавского выражения Signiutr, Signjotr – буквально: «наслаждающийся победой». Но давно замечено, что имена Синеуса и Трувора только «скандинавоподобны» и, в отличие от Рюрика, не встречаются в скандинавской ономастике и отсутствуют в древнескандинавских сагах.

Потомок друидов

Исследование этимологии имени Синеус привело А. Г. Кузьмина к параллелям в кельтских языках. В них, по мнению этого ученого, встречается много имен, образованных от корня sini – что означает «старший». Кельтское по происхождению понятие, характерное для формирования институтов государственности – sinjos, близко к летописному Синеусу. Этим автором предлагается и объяснение пути, каким образом носитель этого имени оказался в составе варяжской Руси.

Внук Гостомысла

Популярны в науке и гипотезы о славянском происхождении Синеуса. По версии Иоакимовской летописи он был внуком новгородского воеводы Гостомысла. Правда, последнего часто отождествляют и с вождем ободритов – союза племен полабских славян.

В пользу западнославянского направления в интерпретациях происхождения Синеуса свидетельствуют так называемые Мекленбургские генеалогии – труды немецких ученых начала XVIII в. – И. Хюбнера и Ф. Томаса. Согласно их данным получается, что Синеус был сыном вождя ободритов Годлиба. Сыновья последнего – Рюрик, Сивар и Трувор в 840 г. отправились в Новгород. Интерпретации И. Хюбнера подверг критике еще В. Н. Татищев, взгляды которого базировались на данных Иоакимовской летописи, как раз проводящей идею славянства братьев. С Мекленбургскими генеалогиями связано происхождение «народного» предания о братьях, записанного среди крестьян Мекленбурга К. Мармье в начале XIX в. Оно рассказывает о сыновьях Годлава – Рюрике, Сиваре и Труваре, отправившихся на Русь.

Любопытно, что имя Синеус после долгого перерыва вдруг «всплывает» в летописной традиции Руси в XVI в. В. В. Фомин приводит известие Пискаревского летописца под 1586 г., в котором фигурируют Нагай, Русин и Синеус. Имена эти «этноговорящие» – Нагай (ногайские татары), Русин (восточнославянское население). Можно очень осторожно предположить, что и Синеус в данном случае означает этническую общность. Допустим, что так, но тогда: какую? Судя по городу, в котором «сидел» летописный Синеус в 862-864 гг., это могла быть летописная Весь.

Где находился город Синеуса?

Похоже, что только ответ на этот вопрос поставит окончательную точку в споре, существовал ли Синеус. Это понимали археологи еще более 150 лет назад. Я. М. Лазаревский и Б. Ю. Иверсен еще в 1860 г. в преддверии празднования 1000-летия Руси провели раскопки у истоков Шексны, в урочище «Старый город», где и находился летописный город Белоозеро. Они даже раскопали сопковидное всхолмление естественного происхождения возле Белозерска, которое носило название «Синеус». Интенсивные археологические исследования на территории летописного города, проводившиеся с того времени, бесспорно, свидетельствуют, что жизнь здесь зародилась только в середине Х в. Современный исследователь памятника С. Д. Захаров утверждает: «хронологический разрыв между первым упоминанием города в летописи и реальным возникновением Белоозера составлял не менее 3/4 века».

Делались попытки найти в качестве резиденции Синеуса другое древнее поселение. Ведь и Новгорода еще не было во время Рюрика, а летописи связывают их. Но подходящая по хронологии и материалам замена Новгороду нашлась – Рюриково городище под Новгородом. Да и Ладога (ныне Старая Ладога) могла быть «столицей» Рюрика. Найти же более древнее Белоозеро не удалось. «Более древнего, чем Белоозеро, города на территории Белозерского края нет, – пишет С. Д. Захаров. – Ни одно из ранних поселений по своим размерам, характеру материальной культуры и другим важнейшим признакам не может претендовать на городской статус».

Некоторые ученые пытаются интерпретировать как резиденцию Синеуса довольно богатое по находкам торгово-ремесленное поселение Крутик (25 км к югу от Белоозера). Однако небольшие размеры этого поселения, полное отсутствие предметов вооружения, необычное для крупных протогородских центров местоположение (труднодоступность из-за болот) делают эту гипотезу весьма уязвимой.

Обратили археологи внимание и на Киснему в связи с припиской в летописи Кирилло-Белозерского монастыря о том, что «Синеус сидел у нас на Кистеме». Но и здесь раскопки выявили небольшие селения, которые возникли только в середине Х в., да и по масштабам они не могут рассматриваться как город, в котором «сидел» Синеус». С Киснемой связано часто встречающееся на страницах популярных изданий предположение о том, что «Город Синеуса» был поглощен озером. Однако археологические исследования показали, что размытые поселения относятся к XIV – XV вв.

Argumentum ex silentio non est argumentum

В споре о том, был ли в древнерусской истории Синеус, еще рано ставить точку. Отсутствие большого поселения второй половины IX в. с выразительными богатыми находками в районе Белоозера не может служить бесспорным доказательством надуманности летописцем брата Рюрика. Ведь уже завтра такой памятник может быть и найден.

Крупнейший исследователь летописных текстов А. А. Шахматов, по всей видимости, обоснованно считал, что Предание о призвании варягов вобрало местные сведения: новгородцев – о Рюрике, белозерского населения – о Синеусе, изборских жителей – о Труворе. Сегодня мы уже вряд ли узнаем, книжное (летописное) или фольклорное происхождение имеют названия топонимов с именем Синеус в Белозерской земле, но поскольку они уже существуют, можно смело говорить: Синеус присутствует в истории России.

Роман Рабинович, канд. ист. наук,
специально для портала BankGorodov.RU


Список источников и литературы: см. статью «Рюрик»

Имеет отношение к населенным пунктам:

Согласно данным большинства летописей Рюрик, Синеус и Трувор первоначально обосновались в Новгороде.
Согласно источникам различного происхождения на Белоозере обосновался Синеус, а после его смерти княжил Рюрик.
Согласно Ипатьевской летописи, Ладогу (Старую Ладогу) построили братья-варяги Рюрик, Синеус и Трувор.