Показать регионы
Герб - Город Смоленск Информация о гербе
Смоленск на карте

Смоленск

Редактировать
  • Статус
    Город
  • Дата основания
    863 г. (первое упоминание)
  • Муниципальное образование
    Городской округ Город Смоленск
    (центр муниципального образования)
    административный центр Смоленской области
  • Субъект Федерации
  • Подчинение
    областное
  • Население (тыс.чел.)
    330,049 (2015)
  • Территория (кв.км)
    166,35
  • Координаты
    54°46'60'' с.ш., 32°2'60'' в.д.
  • Почтовые индексы
    214000–214099
  • Телефонный код
    +7 4812
  • Автомобильные коды
    67
  • Прежние названия
    неизвестны
  • День города
    25 сентября
  • Код ОКАТО
    66701000000
  • Код ОКТМО
    неизвестно

Администрация

  • Глава города Смоленска
    Павлов Евгений Александрович (с 9 августа 2013 г.)
  • Адрес администрации
    214000, Смоленская область, г. Смоленск, ул. Октябрьской революции, д. 1/2
  • Телефоны администрации
    +7 (4812) 38-19-13, (4812) 32-75-52, (4812) 38-08-60, факс: (4812) 38-19-13

Общие сведения

Редактировать
Смоленск – город, административный центр Смоленской области, наделенный статусом городского округа, промышленный и культурный центр региона, крупнейший транспортный узел на западе России. Смоленск – один из древнейших городов на территории России, ведущий летоисчисление с 863 г., западный форпост Российского государства, город воинской доблести и славы. «Город-герой» (6 мая 1985 г.), награждён орденами Отечественной войны I степени (1966) и Ленина (1983), медалью «Золотая Звезда» (1985).

Расположен в западной части Смоленско-Московской возвышенности, на реке Днепр (в ее верхнем течении, по обоим берегам), в 380 км к юго-западу от г. Москвы. Город имеет очень выгодное географическое положение, располагаясь на путях из столицы Российской Федерации, Москвы, в Республику Беларусь, Прибалтику и страны Западной и Центральной Европы.

Численность населения – 330 049 человек (2015 г.). Площадь территории – 16 635 га.

Город Смоленск является административным центром муниципального образования «Городской округ Город Смоленск»

Фотографии (2)

Добавить фото
Смоленск. Угол Пушкинской и Дворянской улиц. Начало XX века. Смоленск. Церковь Петра и Павла.

Улицы и индексы Смоленска (923) Все улицы

Добавить информацию
Пока информации нет...
1 Мая пер.
214016
1 Мая ул.
214016
12 лет Октября ул.
214012
25 Сентября ул.
430 км п.
214022
8 Марта ул.
214014
9 Мая ул.
214004
9 Января пер.
214012
9 Января ул.
214019
Автозаводская ул.
214011
Автозаводской пер.
214011
Автомагистраль-2 гск
214032
Академика Петрова ул.
Академическая 1-я ул.
214032
Академическая 2-я ул.
214032
Академическая 3-я ул.
214032
Академическая 4-я ул.
214032
Академическая 5-я ул.
214032
Академическая 6-я ул.
214032
Академическая 7-я ул.
214032

История Смоленска

Редактировать
Смоленск относится к наиболее древним русским городам. Сегодня это сравнительно небольшой областной центр, но еще во второй половине IX в. Смоленск упоминают русские летописи среди нескольких, наиболее важных городов тогдашней Руси. Но также, как и в ситуации с другими самыми древними русскими городами – Новгородом, Изборском, Ростовом, Белоозером, доподлинно неизвестно, где размещался Смоленск первоначально.

Смоленск или предшественник Смоленска?

На месте современного Смоленска, в его центральной, самой древней части, археологические раскопки пока не обнаружили культурных слоев ранее начала XI в. или, как считают некоторые исследователи, даже ранее второй половины XI в. Однако это не смущает большинство ученых, ведь всего в 13 км к западу от исторического центра Смоленска размещается грандиозный археологический комплекс, функционировавший с конца IX по первую половину XI вв. – знаменитое Гнездово. Комплекс состоит из нескольких городищ и селищ, окруженный несколькими тысячами курганов, тянется почти на 5 км вдоль Днепра. Одни исследователи считают его протогородом, другие – раннегородским поселением, но никто из археологов не имеет оснований отрицать, что Гнездово – одно из самых значительных и богатых поселений Восточной Европы периода ранней Руси.

Археологическое изучение Гнездова началось в 1874 г. после обнаружения здесь одного из самых презентативных древнерусских кладов Х в., но в первую очередь раскапывались курганные могильные насыпи. Впоследствии в Гнездово не раз находили клады драгоценностей и монет, которые только подчеркивали высочайший статус этого поселения. И характер археологических находок, и разнообразные особенности погребального обряда в многочисленных курганных насыпях свидетельствуют, что с самого начала в Гнездово проживало значительное полиэтничное население – славяне, летописное племя кривичей и скандинавы. Именно здесь сосредоточена наибольшая часть находок скандинавского происхождения, обнаруженных на территории Руси. Их присутствие позволило шведскому исследователю И. Янссону выдвинуть гипотезу о том, что на Гнездовском поселении проживали многочисленные мигранты из Скандинавии, в основном из Средней Швеции.

Еще в конце XIX – ХХ вв. один из самых известных русских археологов А. А. Спицин, исследовавший гнездовские древности, писал: «Гнездово – место старого Смоленска». После этого в русской науке развернулась дискуссия «о переносе ранних русских городов». Применительно к соотношению в паре Гнездово – Смоленск, большинство ученых полагает, что до начала – середины XI в. жизнь протекала исключительно в Гнездово, которое было известно и русским летописцам, и зарубежным авторам под именем Смоленск, а после этого город постепенно переместился на новое место, где мы и сейчас его знаем. Иначе думал известный археолог Д. А. Авдусин, более четверти века исследовавший и Смоленск, и Гнездово. Он полагал, что это были синхронно существующие поселения, правда, указывая, что пока горизонтов IX – X вв. на месте современного Смоленска не найдено.

В отношении Гнездово дискуссии ведутся даже больше не в отношении преемственности этого поселения и исторического Смоленска, а в контексте проблемы, что это вообще за явление и почему и как оно возникло. Гнездово располагалось в начальной северной части знаменитого торгового пути «Из Варяг в Греки», соединявшего Балтику с Черным морем, в связи с этим многие исследователи (Д. А. Авдусин, В. С. Булкин, Г. С. Лебедев и др.) полагают, что оно выполняло функцию торгово-ремесленного поселения, обслуживавшего и контролирующего водную магистраль. Менее популярна в науке гипотеза В. Я. Петрухина, которая определяет Гнездово как один из пунктов в государственной сети поселений, как погост, осуществляющий фискально-административную деятельность великого киевского князя – полюдье. Согласно третьему направлению в интерпретациях, его придерживаются современные исследователи этого археологического памятника – Т. А. Пушкина, Н. В. Ениосова и др., Гнездово – это естественным образом формирующийся раннегородской центр с ремесленно-торговыми функциями и стабильным полиэтничным и разнообразным в социальном плане населением.

Весьма любопытна этимология названия «Гнездово». В отличие от происхождения названия «Смоленск», по поводу которого есть много гипотез, но все они в одинаковой степени гадательны и малодоказательны, «Гнездово», – писал известный русский историк М. Н. Тихомиров, – связано с понятием «гнезда», что по-древнерусски означало «род». Такое же происхождение имеет и название древнейшего польского города Гнезно – столицы Польского государства в IX в. После перенесения Смоленска на нынешнее место, старый город стал называться Гнездом, отсюда возникло название деревни, которая нынче располагается на месте уже заброшенного старого города. А. А. Спицын предполагал, что название Гнездово появилось уже после возникновения современного Смоленска, чтобы указать на «гнездо», из которого стал развиваться город.

Далеко не ясны причины, по которым новый город – Смоленск, в XI в. оказался уже немного восточнее Гнездова. Однако их историческая связь очевидна. Немногочисленные летописные упоминания Смоленска в период становления Руси не противоречат популярному мнению об отождествлении раннелетописного Смоленска с Гнездовским комплексом.

Смоленск в первые века русской истории

Первое упоминание Смоленска в русских летописях мы находим во вводной, так называемой недатированной части Повести временных лет. Летописец пишет о расселении многочисленного племени кривичей, первые две части которого он размещает в верховьях Волги и в верховьях Двины, а третью – в верховьях Днепра, отмечая в отношении последних: «их город – это Смоленск». В Летописце Переяславля Суздальского к этим словам добавлено: «Это третий созданный ими город».

Первое датированное упоминание Смоленска в русских летописях связано с варягами. В 862 г. по «приглашению» некоторых славянских и финно-угорских народов, в том числе и кривичей (видимо, псковских) на территорию будущей Руси пришла дружина варягов во главе с Рюриком. Когда последний начал раздавать земли на севере Руси своим братьям и мужам, двое его дружинников – Аскольд и Дир, получили разрешение отправиться на юг – в поход на Византию. Вот во время пути по Днепру вниз Аскольд и Дир в 863 г. оказались вблизи Смоленска (известие Архангелогородского Летописца), но не решились на его завоевание потому, что это был, по словам древнего источника, «великий град» и, видимо, им не хватало сил для его покорения. Любопытно, для сравнения, что когда эти же варяги уже в 864 г. овладели Киевом, то последний, по словам летописца, был «небольшим городком». После установления своей власти над Киевом и местными полянами Аскольд вел войны с другими племенами и, согласно известиям Никоновской летописи, совершал удачные походы на кривичей.

Следующее упоминание Смоленска в русских летописях связано со знаменитым походом Вещего Олега в 882 г., завершившимся захватом Киева и объединением Северной и Южной Руси. Летописец скупо сообщает, что «выступил в поход Олег и пришел к Смоленску с кривичами и принял власть в городе и посадил в нем своего мужа. Оттуда направился вниз…». Само это упоминание означает важное место Смоленска в истории Руси уже в этот период. Видный польский историк Х. Ловмяньский даже выдвинул гипотезу о том, что до захвата Киева Смоленск, как важный торговый центр на стратегическом Пути из Варяг в Греки, какое-то время был резиденцией Олега. Эта гипотеза не была принята большинством ученых в первую очередь потому, что Смоленск не упомянула летопись в перечне (907 г.) важнейших русских городов, подчиненных Киеву. Ну, во-первых, согласно законам логики, отсутствие не является окончательным доказательством, а во-вторых, и зарубежные источники указывают в первой половине Х в. на важность Смоленска: в частности, византийский автор Константин Багрянородный в сочинении «Об управлении империей» (составлено в 948–952 гг.) называет Смоленск («Милиниска») одной из трех, имеющихся «крепостей» на Руси – наряду с Киевом и Витичевым.

После событий 882 г. русские летописи дольше столетия молчат о судьбе Смоленска. Лишь во времена великого киевского князя Владимира Святого некоторые поздние летописи – Воскресенская, Софийская первая и др., отмечают правление в Смоленске его десятого сына Станислава. И хотя отдельные ученые с недоверием относятся к этим известиям, крупнейший современный исследователь истории Смоленска, Л. В. Алексеев утверждает: данный факт бесспорен потому, что о нем также сообщается в византийской хронике Георгия Кедрина. Как полагает ученый, Станислав вероятно и умер в Смоленске 1036 г., «просидев» здесь несколько десятков лет, без заметного успеха, не создав своего княжения и ограничив свою деятельность только сбором дани для столичного Киева. На вопрос о том, где находился город, управлявшийся Станиславом, Л. В. Алексеев предполагает — еще в Гнездове. Ведь именно здесь археологи нашли его тамгу (!).

После смерти князя Владимира между его сыновьями, разделившимися на враждующие группировки, вспыхнула борьба за великий киевский стол. Самым ярким эпизодом братоубийственной войны, согласно рассказу летописи, стало убийство Бориса и Глеба, якобы совершенное старшим из братьев – Святополком Окаянным. Эти события косвенно коснулись и Смоленска. Летопись повествует о том, что Святополк в 1015 г. обманом вызвал в Киев Глеба, посаженного еще отцом – Владимиром в Муроме. По пути Глеб прибыл в Смоленск и остановился в Смядыне (пригороде Смоленска). Смядынь рассматривается учеными как «экстерриториальная» княжеская резиденция в Смоленске, подобно Вышгороду в Киеве, Городищу («Рюриковому городищу») в Новгороде и др. В Смядыне Глеба и настигла смерть от рук подосланных Святополком (по путаному рассказу летописи его зарезал собственный повар). Здесь, вблизи Смоленска, он и был первоначально захоронен. Спустя время победивший в братоубийственной войне князь Ярослав Мудрый приказал перезахоронить Глеба, и его останки перевезли в Вышгород.

В 1054 г. по завещанию умирающего Ярослава Мудрого Смоленск в управление получает пятый сын Ярослава – Вячеслав. В развалинах Борисоглебского монастыря на Смядыни найдена его печать («Вентеслава Меркурия»), что знаменует серьезные изменения в истории Смоленска: создание смоленского княжеского стола; традиционную варяжскую дань с кривичей (платившаяся с 882 г.) заменила подать нового князя; из «старого» Смоленска князь перенес свою резиденцию на новое место, здесь была построена крепость, сюда переместился город.

Вячеслав правил всего три года, после его смерти в 1057 г. в Смоленск старшими Ярославичами был направлен княжить другой сын Ярослава – Игорь, но и он через три года умер, и в 1060 г. Смоленск, как сообщают Софийская Первая и Тверская летописи, был разделен на три части и выплачивал дань сразу трем старшим Ярославичам.

Смоленск и Владимир Мономах

Вопреки завещанию Ярослава Мудрого своим сыновьям, Русь сотрясали непрерывные княжеские усобицы между Ярославичами и их потомками. В скупых летописных сообщениях о княжеских распрях иногда упоминается и Смоленск. Например, в 1067 г. в ходе междоусобицы Ярославичей князь Изяслав «схватил Всеслава на Рши у Смоленска». Кстати, из летописного «Поучения Владимира Мономаха» мы знаем, что этот самый Всеслав Полоцкий «пожег Смоленск», а князь Владимир Всеволодович Мономах по указанию отца преследовал его.

С 1068 г. история Смоленска почти непрерывно связана с выдающимся государственным деятелем в русской истории, писателем, мыслителем – Владимиром Мономахом. Мономах или совершал на правителей Смоленска походы (1069, 1070 гг. и др.), или сам с некоторыми перерывами там княжил (1068, 1073, 1076–1078 гг.). В 1076 г. Владимир Мономах передал своему отцу Всеволоду Ярославичу, ставшему черниговским князем, 300 гривен золота. Как считал исследователь Д. С. Лихачев, это была дань со Смоленска, полученная Мономахом. Ученые подсчитали, что эта сумма была эквивалентна доходному бюджету Смоленского княжества в 1150 г. В 1078 г. после вокняжения уже в Киеве его отца Владимир Мономах стал черниговским князем, но сохранил свою власть над Смоленском. Владимир Мономах не только исправно собирал дань со Смоленска, но многое и делал для города. В 1101 г. согласно сообщению Ипатьевской летописи Владимир Мономах заложил в Смоленске первую каменную церковь Успения Богородицы. В 1611 г. она сильно пострадала, была восстановлена (1627 г.) и в 1674 г. ее полностью заменил современный собор. Исследователи отмечали причастность Владимира Мономаха к Смоленску даже в те годы, когда, казалось, он ему напрямую не принадлежал. Так, в мае 1107 г. именно в Смоленске умерла жена Владимира Мономаха – Гита Гарольдовна, а в 1111 г. князь перенес в Смоленский собор чудотворную икону Богоматери Одигитрии.

Став в 1113 г. уже сам великим киевским князем, Владимир Мономах по-прежнему уделял огромное внимание Смоленску – здесь задолго до этого события стал править его сын Святослав. В 1114 г. его сменил другой сын Владимира Мономаха – Вячеслав Владимирович. Если же доверять сообщениям В. Н. Татищева, то в 1118 г. в Смоленске находился уже следующий сын великого киевского князя – Глеб, да и сам Владимир Мономах в 1121 г. находился с детьми здесь для изучения «несогласий и усмирения».

Золотой век Ростиславичей

В период правления великого киевского князя Мстислава Великого (1125–1132 гг.) княжение в Смоленске получил его семнадцатилетний сын Ростислав, с которого началась и династия смоленских князей Ростиславичей, и при котором Смоленское княжество расцвело экономически, а в политическом отношении превратилось в одно из самых сильных и независимых на Руси. Историки называют Ростислава одним из самых выдающихся политических деятелей Руси домонгольской эпохи. Хотя первое летописное известие о Ростиславе датируется 1127 г., но, как считает историк Л. В. Алексеев, стол в Смоленске он получил в 1125 г., когда распределялись столы после смерти Владимира Мономаха. Ростислав не только сумел удержать власть и усилить Смоленское княжество в период длительных усобиц на Руси в 1132–1167 гг., но даже сам не единожды занимал великий киевский стол, равно как его сыновья и внуки. Следующее поколение Ростиславичей активно вмешивается в политическую борьбу в Киеве, Новгороде и могущественном Владимиро-Суздальском княжестве, авторитет Смоленска необычайно растет в связи с противодействием Литве и немецким крестоносцам в западнорусских и прибалтийских землях в первые десятилетия XIII в.

Активность Ростислава и его потомков чрезвычайно благоприятно сказалось на экономическом развитии Смоленска в XII–XIII вв. Взяв под свой контроль международную торговлю по Западной Двине, Смоленск превратился в один из самых крупных экономических центров на Руси. Ростислав ведет обширное строительство – храмовое и фортификационное, в своей столице.

Появление новой цитадели поблизости от плохо укрепленного Гнездова (старого Смоленска) привело к запустению последнего, смоляне массово перебирались под защиту стен крепости. В новом Смоленске утвердилась типичная для других северных русских городов структура концов-поселков. Смоленск состоял из мощного детинца (крепости), окольного города, который был также укреплен Ростиславом, прежнего посада у стен детинца со стороны Днепра. На детинце Ростиславом был возведен собор Мономаха, а также ряд каменных церквей. Новая политическая и экономическая роль Смоленска была подкреплена и идеологически: в 1136 г. была создана самостоятельная смоленская епископская кафедра, поднявшая авторитет смоленского княжеского дома. Епископ новой кафедры Мануил получает место для своей резиденции прямо на детинце – княжеской крепости, рядом с княжеской резиденцией, там строится новый храм, а в 1150 г., в связи с перемещением официальной резиденции князя в Смядын, уже вся старая крепость передается во введение епископа. Одновременно Ростислав ускоренно возводил Борисоглебский монастырь на Смядыни, который и был его убежищем в смутное время усобиц. Также на Смядыни, в месте, где принял мученическую смерть князь Глеб, в 1145 г. был построен большой храм Бориса и Глеба, а в резиденции Ростислава за Днепром возвели церковь Петра и Павла, украшенную высокохудожественными мозаикой и фресками.

Во второй половине XII – начале XIII вв. Смоленск переживал расцвет зодчества. По данным ученых в Смоленске было построено в предмонгольское время не менее 26 храмов, но до сегодняшнего дня сохранились только три – церкви Петра и Павла, Архангела Михаила (Свирская церковь) и Иоанна Богослова. Остальные были разрушены в XVII в. во время военных действий. В Смоленске в этот период существовало сразу несколько архитектурных самостоятельных школ: полоцкая, киевская, а также к концу XII в. сложилась, под влиянием городской культуры, своя местная – самобытная. Установлено, что в Смоленске возводили здания одновременно сразу несколько артелей, выполнявших заказы князя, епископа и именитых горожан.

Ярчайший расцвет испытывали и другие отрасли искусства. Именно в это время был заложен мощный фундамент для блестящей культуры Смоленска, как в домонгольское время, так и всего периода средневековья. Как считает Д. С. Лихачев, не позже середины XII в. под эгидой Ростиславичей в Смоленске появилось летописание. К сожалению, смоленские летописи времен Ростиславичей не дошли до наших дней, они вычленяются текстологами только отдельными фрагментами в рамках других сохранившихся сводов. Считается, что оригинальный смоленский летописный свод использовал при создании своей «Истории Российской» В. Н. Татищев, поэтому у историков Смоленска к его наследию особое внимание.

В отличие от летописей другая литература Смоленска представлена и дошедшими до нас оригинальными произведениями. Особенную известность получили знаменитое сочинение – Житие Авраамия, описывающее непростую религиозную жизнь в городе в первые десятилетия XII в., и более позднее – Житие Меркурия Смоленского. Из среды смоленских церковников вышли широко известные деятели русской средневековой духовной культуры – Климентий Смолятич и Иаков Мних. О высокой грамотности среди горожан, причем не только монахов, свидетельствуют найденные археологами берестяные грамоты, на которых велась основная бытовая переписка.

Накануне монгольского нашествия Смоленск вносил свою лепту в борьбу с этими захватчиками. В 1123 г. войско смоленских князей участвовало в знаменитой битве на Калке. Исследователи считают, что из-за потерь на Калке Смоленское княжество, обороняясь от Литвы, было вынуждено в 1125 г. просить о помощи Владимиро-Суздальское княжество. В 1232 г. полоцкий князь даже взял Смоленск и учинил расправу с горожанами, но видимо, урон не был большим, поскольку сохранились свидетельства о многочисленных торговых сделках смоленских купцов, ведущих активную международную торговлю в этот период.

Вопрос о монгольском нашествии на Смоленск исследователями до конца не решен. Распространено мнение о том, что татары не осаждали и не разоряли город: первоначально двигаясь на северо-восток, не дойдя 100 верст до Новгорода, повернули на юг – к Киеву, но по дороге обошли Смоленск. Однако, как справедливо заметил историк Л. В. Алексеев, смоленские летописи не сохранились, и мы доподлинно не знаем, что происходило в Смоленске в годы монгольского нашествия (1238–1240 гг.). Исследователь обращает внимание на сведения Жития Меркурия Смоленского (некоторые историки выражают сомнения в их достоверности), согласно которым монголы, возвращаясь в 1242 г. из похода в Венгрию, осадили Смоленск. Смоляне штурм отбили, а ночью, совершив вылазку, разгромили вражеский отряд. Лишь в середине 70-х гг. XIII в. в Смоленске почувствовали тяготы татарского ига: монголы провели податную перепись населения в княжестве. Последствия нашествия больше сказались в экономической сфере: упадок международной и общерусской торговли, в Смоленске сошло на нет каменное строительство. Но впереди Смоленск ждали новые, куда более тяжелые испытания.

Между Литвой и Москвой

К концу XIII в. перед Смоленском возникла прямая угроза поглощения его Великим княжеством Литовским. Смоленские князья были вынуждены маневрировать, используя взаимные противоречия между последним, Польшей и Москвой. В 1368 и 1370-х гг. смоленские отряды участвовали в походах литовцев на Москву. Правда, это не помешало смоленцам участвовать в 1380 г. в Куликовской битве, сражаясь, бок о бок, с московскими ратниками Дмитрия Донского. А в 1387 г. смоленский князь Юрий Святославич уже признает себя вассалом польского короля.

Литовский князь Витовт, стремясь захватить Смоленск, в 1395 г. воспользовался междоусобной борьбой смоленских князей и подступил с войском к городу. Перед лицом внешней угрозы князья помирились, пришли к литовцам с дарами, но Витовт арестовал их, сжег городские посады, овладел крепостью и установил власть в городе. В последующие несколько лет, в 1401–1404 гг., власть над Смоленском по несколько раз переходила от Витовта к русским князьям. Частой смене власти способствовали заигрывания с обеими сторонами Москвы и поддержка литовцев частью городского населения, недовольного своими же князьями. В 1410 г. отряды смоленцев приняли участие в знаменитой Грюнвальдской битве, где, понеся огромные потери, сумели остановить крестоносцев, преследующих отступающие литовские войска. А спустя тридцать лет, в 1440 г., Смоленск уже сотрясала знаменитая «великая замятня» – мощное восстание посадского торгово-ремесленного населения против власти Литовского княжества. Мятеж был подавлен военной силой только спустя два года. В 1508 г. Смоленск получил статус столицы Смоленского воеводства в составе Великого княжества Литовского.

С началом 1513 г. в отношении Смоленска активизировалась Москва. Город трижды осаждался московским войском, возглавляемым великим князем Василием III, и только летом 1514 г. московиты захватили Смоленск. Через какое-то время в городе возник антимосковский заговор, возглавляемый епископом Варсонофием. Заговорщики вошли в сношения с Великим Литовским князем Сигизмундом, и тот послал им на выручку воинский отряд. Однако московский наместник воевода Василий Шуйский раскрыл заговор, а его участников (всех кроме Варсонофия) повесили на крепостных стенах.

До начала XVII в. Московское государство удерживало Смоленск за собой. Учитывая его важнейшее стратегическое оборонное значение на пограничье Москвы и Литвы, в 1595–1602 гг. вместо прежней деревянной крепости, возведенной по приказу царя Ивана Грозного, была сооружена новая передовая по тому времени каменная крепость (крепостная стена), строительством которой руководил известный архитектор Фёдор Конь, а надзирал сам царский шурин Борис Годунов. Крепость в Смоленске строила вся Россия, сюда были направлены артели каменщиков со всей страны, в городе работало сразу несколько кирпичных заводов. Строительство такого важного оборонного объекта стремились закончить до 1603 г., когда истекало перемирие с Польшей. Уже через несколько лет после завершения стройки новую крепость ждало суровое испытание на прочность.

Героический Смоленск в Смутное время

В условиях Смутного времени, воспользовавшись полным ослаблением России, в сентябре 1609 г. армия Речи Посполитой во главе с королем Сигизмундом III подступила к Смоленску. Сохранились воспоминания современников о том, что полководцы Сигизмунда настоятельно рекомендовали ему только окружить крепость, взять в длительную блокаду, а с остальной армией двигаться на Москву, но заупрямившийся польский король во чтобы то ни стало хотел как можно скорее овладеть Смоленском. Обороной последнего руководил Михаил Борисович Шеин, в то время первый смоленский воевода – один из выдающихся русских полководцев и государственных деятелей XVII столетия. Он предпринял все возможные меры для долгосрочной обороны города. Польская армия, осаждавшая Смоленск, насчитывала более 22 тысяч человек, в то время как ей противостояло 5400 защитников города. Как пишет известный историк В. В. Каргалов, при таком соотношении сил, согласно военным канонам того времени, победа полякам была гарантирована.

Первые месяцы осады были очень удачны для защитников, они не только отбивали дневные и ночные штурмы врага, сводили на нет его попытки сделать подкопы и подорвать стены, но и сами совершали дерзкие ночные вылазки, наносящие большой урон полякам. Но к концу года ситуация стала критической: помимо смерти от пуль и ядер врага защитников косили голод и цинга; идущее на помощь осажденному Смоленску русское войско было разгромлено поляками. Теперь помощи было ждать неоткуда. Более того, в это же время в Москве бояре свергли с престола царя Василия Шуйского и решили возвести на него польского королевича Владислава. В связи с этим под Смоленск к Сигизмунду прибывает московское посольство, но польский король соглашается на царствование своего сына только с условием сдачи Смоленска. Одновременно, захватившее в Москве власть правительство «Семи бояр» приказало М. Шеину сдать Смоленск польскому королю. Но М. Шеин, которого поддержали горожане, отказался выполнять этот приказ. Пришедший в ярость Сигизмунд III предъявил смолянам ультиматум: под угрозой тотального уничтожения всех жителей сдать непокорный город, на что защитники, когда срок ультиматума истек, ответили подкопом под вражескую батарею специально доставленных из Риги мощных пушек и ее подрывом. Это дало Смоленску двухмесячную передышку, пока поляки сумели доставить новые пушки.

Историки, изучавшие историю осады Смоленска, выяснили по архивным данным, что к весне 1611 г. боеспособные силы защитников сократились в 10 раз и составляли всего 500 ратников. Этой же весной смоляне отразили ещё несколько ожесточенных штурмов, и к лету 1611 г. в строю осталось всего 200 способных держать оружие в руках воинов. С таким мизерным количеством обороняющихся город был обречен. В этот трагический момент помогло полякам и предательство некоего Андрея Дедищина, который указал полякам на ту часть стены, которая была слабой (строилась в непогоду и очень спешно). Артобстрел и разрушение именно этого участка позволило полякам 3 июня 1611 г. ворваться в город. Польское командование прекрасно знало, что защитников чрезвычайно мало для обороны всего периметра крепости, длина которого достигала 6 км, и, предпринимая штурм, совершило отвлекающий маневр, имитируя нападение сразу во многих местах.

После того, как польские войска ворвались в город, оборона смолян носила локальный характер, поляки один за другим гасили очаги сопротивления. Часть мирного населения и немногочисленные защитники Смоленска укрылись в Успенском соборе, в погребе которого находился большой запас пороха. В храм ворвались поляки и начали резню. Один из горожан, посадской человек Андрей Беляницын, взорвал пороховой склад вместе с собой, древним храмом и десятками врагов. Кстати, взрыв собора произвел такое впечатление на польского короля, что впоследствии он велел его изобразить на медали в память о взятии Смоленска. Сам воевода М. Шеин с 15 воинами и семьёй, запершись в крепостной башне, долго отбивал атаки врага. Согласно сведениям из записок польского гетмана Станислава Жолкевского, русский воевода самолично уничтожил около десятка нападавших и наверняка бы погиб в бою, но внял мольбам семьи и сдался. М. Шеина подвергли допросу и жесточайшим пыткам, но ничего от него не добившись, в кандалах и полуживым, увезли в Польшу. Вернулся на родину М. Шеин только в 1619 г.

20-месячная героическая оборона Смоленска имела огромные последствия для всего дальнейшего хода войны: силы врага были подорваны, они не смогли оказать помощь осажденному в то время в Москве польскому гарнизону и тот сдался русскому ополчению Минина и Пожарского. Дальнейшие попытки отбить Смоленск у Польши были неудачны, и в 1618 г. Россия была вынуждена признать права на него Речи Посполитой.

Возвращение в Россию

В феврале 1634 г. во время так называемой Смоленской войны русская армия, возглавляемая все тем же М. Шеиным, осадила Смоленск. Но прибытие сюда внушительного польского войска под командованием самого короля Владислава IV резко изменило ситуацию, русская армия сама оказалась в осаде и капитулировала. По злой иронии судьбы прославленный именно смоленской обороной 1611 г. М. Шеин, когда вернулся из-под Смоленска в Москву, был казнен по ложному обвинению в измене.

Через 20 лет, в 1654 г. в ходе начавшейся новой русско-польской войны к Смоленску вновь подошли русские войска, на этот раз во главе с самим царем Алексеем Михайловичем. Началась осада, длившаяся два месяца. 16 августа последовал штурм, который оказался крайне неудачным: погибли тысячи русских воинов. Но положение польского гарнизона было плачевным, и через месяц его начальник, уступая настояниям горожан, сдал крепость. Смоленск навсегда вошел в состав России, что юридически закрепил Андрусовский мир 1667 г.

О «литовском» и «польском» периодах в истории Смоленска иногда можно встретить, даже в научной литературе, их неоднозначные, полярные, подчас политизированные с позиций сегодняшнего дня, оценки: например, истинно русский город Смоленск пребывал в иноземном рабстве, тяжело сказывавшемся на духовной и экономической жизни населения, или нечто, кардинально противоположное – Смоленск в польско-литовский период стал по-настоящему европейским средневековым городом со всеми присущими последнему чертами. Как любое историческое явление, пребывание Смоленска вне России в XV и XVII вв. можно интерпретировать по-разному, но давайте посмотрим на факты.

В более чем полуторавековой период пребывания Смоленска в составе Великого княжества Литовского и Речи Посполитой традиционно главная отрасль экономики города – участие в международной торговле – чрезвычайно активно развивалось, этому способствовали и различные льготы, дававшиеся городским купцам и промышленникам, и налаживание и укрепление связей с западноевропейскими торговыми партнерами – Прибалтикой, Готландом, Ганзой. Отметим, что много для развития Смоленска, который ему, как мы помним, достался очень дорогой ценой, сделал польский король Сигизмунд III. Город в 1611 г. получил знаменитое Магдебургское право, которое определяло многие стороны экономической и внутриполитической жизни, городское самоуправление, организацию цехов ремесленников и купцов, юридические нормы, имущественные и сословные права, регулировало жизнь Смоленска, как центра производства и товаро-денежного обмена. В Смоленске проходили еженедельно крупные международные торги, функционировал Гостиный двор, который отчислял часть от доходов в городскую казну.

На развитии Смоленска в духовной сфере не могло не сказаться полунасильственное распространение католичества, но ведь оно имело место по всей территории Великого княжества Литовского (там были распространены язычество и православие), особенно после того, как было создано единое польско-литовское государство. Усилились позиции католичества в Смоленске и в связи с учреждением здесь епископской кафедры. Влияние западной культуры на Смоленск опосредовано сказалось и на развитии в целом русской культуры. Ярчайший пример – знаменитая Радзивиловская летопись. Это первый по времени (а их всего дошло до нас два) русский иллюстрированный летописный свод XV в., восходящий к недошедшему до нас Владимирскому своду XIII в. Радзивиловскую летопись отличает «западнорусские письмо и стиль», и в науке распространено мнение, что она вышла из-под пера смоленских переписчиков и редакторов. Тщательные искусствоведческие исследования и экспертизы установили, что одни и те же миниатюры этого свода дорисовывались и перерисовывались несколькими художниками, работающими в разных стилях. Как полагает исследователь М. И. Артамонов, один из двух мастеров, безусловно, творивших в Смоленске, находился под мощным художественным западноевропейским «иноземным» влиянием.

Сказалось влияние культуры Речи Посполитой и на образ жизни и поведение смоленских элит. Не только в XVII, но даже весь XVIII век смоленские дворяне называли себя шляхтичами, стремились жениться на польках, предпочитали польские книги русским, и т.д. Но если при Петре I, когда все западное поощрялось, власти, видимо, смотрели на это сквозь пальцы, то уже в т.н. эпоху дворцовых переворотов браки с польками и польские книги были запрещены под угрозой ссылки в Сибирь.

Губернский город

Во второй половине XVII в. сильно разрушенный в годы военного лихолетья Смоленск постепенно отстраивался. Показательно, что одними из первых стали восстанавливать самые именитые смоленские храмы. Так в 1677 г. начали строить заново Успенский собор, завершено было строительство в 30-е гг. уже следующего, XVIII столетия. Вновь застраивались старые районы города – Чуриловская и Рачевская слободы, появились и новые – Кукуй, Донщина и Ямская. Впервые после бурных событий начала XVII в. превысилась прежняя численность городского торгово-ремесленного населения.

Начало петровской эпохи вновь принесло тревогу древнему Смоленску. Северная война (1701–1721), которую вела Россия со Швецией, казалось бы, неминуемо должна была сделать Смоленск стратегически важным пунктом на театре военных действий. Шведский король Карл XII, воевавший с 1702 г. на территории Польши, не скрывал своего намерения – разобравшись с враждебными ему правителями Речи Посполитой и Саксонии, наступать далее на Москву. В этой ситуации Петр I неоднократно посещает Смоленск, вблизи города по его приказу строят новые мощные дополнительные укрепления, сюда свозятся и складируются на случай долгой осады огромные запасы провианта, оружия и боеприпасов. В начале 1708 г. шведская армия двинулась в смоленском направлении – на Москву, но летом этого же года Карл XII, проведя ряд небольших сражений с русскими войсками и испытывая большие трудности в снабжении своих войск, изменил свои планы и направил свою армию на юг – на Украину. Смоленск война миновала.

В период петровской административной реформы в 1708 г. Смоленск стал столицей одной из восьми российских губерний. В 1719 г. он на время потерял статус губернского центра и вошел в состав Рижской губернии, но через несколько лет Смоленская губерния была восстановлена. Во времена Екатерины II Великой к России были присоединены белорусские земли, Смоленск становится внутренним городом, и это пагубно сказалось на его традиционной отрасли экономики – транзитной торговле. После губернской административной реформы Екатерины 1775–1776 гг. Смоленск превратился в центр новообразованного наместничества, но с 1796 г. – восстановленной Смоленской губернии.

К концу XVIII в. в Смоленске проживало 11 с половиной тысяч жителей. В его «кремлевской» части обитали в основном дворяне и купцы, меньше – зажиточные мещане. В предместье, включавшем 8 слобод – 5 старых и 3 новых, помимо мещан и ремесленников жили солдаты. Четверть всего городского населения составляли военнослужащие. В 1768–1769 гг. в Солдатской слободе Смоленска и соседних деревнях размещался Суздальский полк под командованием А. В. Суворова. Как считают историки, именно здесь выдающийся полководец отрабатывал с полком разработанную им систему боя («Полковое учреждение»), которая потом была развернута в прославленную «Науку побеждать». Город был в основном деревянным (ок. 1700 домов), каменных зданий было всего несколько десятков.

Промышленность Смоленска была представлена 63 мануфактурами (кожевенные, мыльные, солодовенные и кирпичные производства) и ремесленными мастерскими. К концу XVIII в. город по-прежнему играл роль значительного центра транзитной торговли шелком, сукном, кофе, чаем, сахаром, винами, фарфоровой и хрустальной посудой между Ригой, Санкт-Петербургом и Москвой. Большое значение имела транспортировка товаров по Днепру к Херсонскому порту. В Смоленске и в центре, и в слободах размещались специализированные торговые ряды, также велась торговля прямо с барок и лодок. Как и во многих губернских городах по воскресеньям, средам и пятницам в Смоленске действовала большая ярмарка, на которую со всех деревень губернии прибывали крестьяне, чтобы реализовать продукты своего хозяйства.

Еще в петровские времена, в 1716 г. в Смоленске открылась цифирная школа, в которой обучались солдатские дети, а спустя 70 лет открыло свои двери народное училище, которое в 1804 г. превратилось в мужскую гимназию. В эти же годы учреждено дворянское военное училище, названное «кадетским корпусом». Общественно-политическая жизнь страны не могла не задеть Смоленск. В середине 1790-х гг. здесь возникло общество «смоленских вольнодумцев», на которых огромное влияние оказывали передовые идеи Великой французской революции.

В час нашествия

В 1812 г. Россия испытала мощный удар вражеского нашествия, в пределы страны с запада вторглись полчища Наполеона. Весть о войне вызвала мощный патриотический подъем в Смоленске. Местные дворяне обратились к российскому императору Александру I с просьбой разрешить им собрать и вооружить за счет собственных средств 20-ти тысячное ополчение для оказания помощи регулярным войскам, стоявшим в Смоленске. Император лично прибыл в город, принял представителей дворянства, изъявил им признательность и дал соответствующие распоряжения местному губернатору.

В начавшейся Отечественной войне Смоленску было суждено сыграть очень важную роль, именно здесь непобедимый до вторжения в Россию император французов дважды потерпел стратегическую неудачу. С самого начала русского похода Бонапарт стремился разбить по одиночке и не дать соединиться вместе двум, отступающим под натиском его войск, русским армиям, которыми командовали М. Б. Барклай де Толли и П. И. Багратион. Но 22 июля под Смоленском русским армиям удалось соединиться. В начале августа был сорван и другой замысел Наполеона, который он пытался реализовать с начала кампании – навязать русским генеральное сражение, чтобы одним ударом разгромить противника и добиться капитуляции. Бонапарт предпринял мощный фланговый обход, с тем, чтобы отрезать русским войскам путь отступления на Москву, но развитие событий привело к тому, что важнейшая роль в этом плане стала отводиться захвату французами Смоленска. Под стенами древнего города произошло ожесточенное сражение, малочисленные войска под командованием Д. П. Неверовского и Н. Н. Раевского более суток героически удерживали Смоленск, чтобы дать возможность остальной русской армии организованно отойти по Старой Смоленской дороге. В ходе Смоленского сражения обе противоборствующие стороны понесли огромные потери – более 20 тыс. солдат и офицеров, но замысел французов был сорван: основные силы русской армии организованно отступили, избежав окружения и генерального сражения в невыгодных для себя условиях. В память о смоленском августовском сражении в городе были установлены бюсты П. И. Багратиона, М. Б. Барклая де Толли, Д. С. Дохтурова, Н. Н. Раевского и Д. П. Неверовского.

Утром 6 августа 1812 г. Наполеон Бонапарт въехал в уже полуразрушенный боями Смоленск. Местные краеведы рассказывают, что осматривая город, император французов зашел в Успенский собор и там, сраженный его благолепием и красотой, снял свою знаменитую треуголку и распорядился о его охране, благодаря этому храм и уцелел от пожара и ограбления. Покинув Москву, Наполеон в конце октября был вынужден вновь оказаться в Смоленске: так был полностью реализован замысел великого русского полководца М. И. Кутузова – заставить врага отступать по разоренной французами же Старой Смоленской дороге, на которой совместными усилиями смоленских партизан и регулярных войск бить противника по частям. Наполеону не удалось дать здесь отдохнуть своим измученным и полуголодным войскам. Опасаясь, что ему перережут путь на запад, 2 ноября он покидает Смоленск. Уходя, французы поджигали еще уцелевшие дома, встречаются в литературе сведения, что были попытки взорвать Смоленскую крепостную стену. В момент ухода врага и прихода русских войск в городе оставалось не более 600 человек.

Последствия наполеоновского нашествия для Смоленска были катастрофичны. Даже через несколько лет количество населения не превышало половины довоенного уровня. Город был практически полностью разрушен: сохранилось не более 20% всех зданий, убытки оценивались почти в 7 млн. рублей. После визита в Смоленск великого князя Николая Павловича в 1816 г., ужаснувшегося увиденным, была создана специальная комиссия, которая отпускала финансовые средства на пропитание горожан, пособия выдавали даже неимущим купцам.

Тихие десятилетия Смоленска

Восстановление Смоленска после Отечественной войны 1812 г. шло очень медленно. Следы разрушений можно было видеть еще много лет. В 1829 г. новоназначенный губернатор Хмельницкий был настолько поражен разрухой, что немедленно лично доложил об увиденном Николаю І. Император вновь помог: часть городских расходов оплачивала государственная казна, были прощены долги, поощрялась предпринимательская деятельность, выдавались беспроцентные суммы на постройку домов. Благодаря принятым мерам Смоленск к 50-м гг. XIX в. практически полностью восстановился.

Дальнейший импульс развитию Смоленска дало строительство железных дорог. Через город прошли три железнодорожные трассы Рига – Орел и Москва – Брест, к концу века была построена Рязано-Уральская железная дорога. Одновременно прокладывали шоссе, в частности в 1856 г. было пущено движение по Смоленско-Витебскому шоссе. Постепенно росла и численность городского населения. По данным на 1871 г. в Смоленске проживало чуть более 23 тыс., в 1897 г. – 47 тыс., а в 1910 г. – уже 59 тыс. постоянных горожан. Но промышленность города развивалась крайне медленно.

По данным на 1857 г. промышленность Смоленска насчитывала около полусотни мелких мануфактур – в основном кожевенные и кирпичные предприятия, а к концу века в городе насчитывалось чуть больше 20 фабрик и заводов, причем, весьма небольших: численность работников на железной дороге, фабриках и заводах составляла всего 1,5 тыс. человек. Смоленск и в начале следующего ХХ столетия оставался мещанским и чиновничьим (так как центр губернии) городом. Некоторое оживление в индустриальную жизнь Смоленска внесла первая мировая война, когда здесь появились новые предприятия – авторемонтные и авиационно-ремонтные мастерские, сюда же из Вильнюса перевели завод полевых кухонь и полевых хлебопекарных печей, военных повозок.

Более активно во второй половине XIX в. развивалась традиционно сильная отрасль Смоленска – торговля. В 1900 г. городской торговый оборот в 50 раз превысил уровень 1860-х гг. и составлял ок. 10 млн. рублей.

Как и в прежние времена, Смоленск к началу ХХ в. был деревянным городом, каменных зданий было не более 10% от общего их числа, но город благоустраивался: в 1890 г. заработал водопровод, в 1901 г. керосиновые лампы на улицах и в домах сменили электрические, в тот же год пустили в Смоленске трамвай.

Наиболее динамично в XIX в. в Смоленске развивались просвещение и культура. В 1861 г. открыла свои двери женская гимназия, в последующие десятилетия было открыто 15 учебных заведений, ремесленные и реальные училища. В 1900 г. в городе было уже более трех десятков начальных и средних учебных заведений, в них обучалось ок. 5–5,5 тыс. детей, но не было ни одного высшего учебного заведения. В Смоленске в начале ХХ в. функционировали три библиотеки, земская и несколько частных больниц, в которых практиковало 34 врача. Но в целом уровень образования и здравоохранения в городе был очень низок: по данным 1887 г., 55 % его жителей были неграмотны.

Со Смоленском XIX в. неразрывно связаны многие известные ученые, литераторы и деятели искусства: здесь в 1826 и 1847–1848 гг. жил музыкальный гений М. И. Глинка, родились родоначальник сентиментализма в русском искусстве М. Н. Муравьёв, известный драматург П. М. Невежин. В 1829–1837 гг. губернаторствовал в Смоленске поэт П. И. Хмельницкий. Здесь кипела и театральная жизнь: сначала театральные действа организовывались в здании, принадлежащем Дворянскому собранию, иногда и в частных домах, а в 1866 г. городской думой было приобретено специальное театральное здание; действовали Летние театры И. А. Лавриновича и М. О. Толпыго. Смоленск посещали с гастролями выдающиеся в России артисты: Г. Н. Федотова, Ф. И. Шаляпин, С. В. Рахманинов, Л. В. Собинов, А. В. Нежданова и др. С началом XX в. связано создание в Смоленске первых музеев – историко-археологического (основатель С. П. Писарев), историко-этнографического музея М. К. Тенишевой, естественно-исторического (музея природы). В городе были свои периодические издания – «Губернские ведомости», «Епархиальные ведомости» и «Смоленский вестник». Навсегда прославили свой город знаменитые ученые-путешественники Н. М. Пржевальский и П. К. Козлов, исследовавшие природу Центральной Азии.

В период революционных бурь

В отличие от других промышленно не очень развитых городов в Смоленске были давние революционные традиции, еще восходящие к кружку «смоленских вольнодумцев» павловской эпохи. В 1870-х гг., когда народники «пошли в народ», они приезжали и в Смоленск, чтобы вести агитацию среди местных крестьян. Был связан Смоленск и со знаменитой революционной организацией «Народная воля», сюда не раз приезжали ее эмиссары. В 1880-е гг. в городе были активны различные кружки народнического направления. С 1894 г. в Смоленске устроила свою штаб-квартиру партия «Народное право». Город неоднократно посещали известные революционеры П. Г. Заичневский, одна из основателей влиятельнейшей партии социалистов-революционеров – Е. К. Брешко-Брешковская, организатор либеральной партии «Освобождения» – П. Б. Струве, последователи идеи экономической борьбы пролетариата Э. Бернштейна – Е. Д. Кускова и С. Н. Прокопович.

В середине 1890-х гг. в Смоленске возникают и организации марксистов, в 1898 г. они организовали первую городскую маевку. Из смоленских марксистов вышли будущие значительные деятели российской социал-демократии – Н. С. Клестов (Ангарский), И. А. Теодорович, С. И. Черномордик. В Смоленске располагались подпольные типографии социал-демократов, например, здесь печаталось екатеринославское издание «Южный рабочий», а позднее – знаменитая «Искра». По делам организации издания «Искры» и приезжал сюда в 1900 г. В. И. Ленин. В начале XX в. в Смоленске оформили свои партийные организации все главные политические силы России предреволюционной и революционной эпохи – РСДРП, партия социалистов-революционеров, конституционно-демократическая партия, «Союз 17 октября» (октябристы) и черносотенный «Союз русского народа».

Пролетарское движение в Смоленске не отличалось большим размахом, и только в период первой русской революции после известных событий в Петербурге 9 января 1905 г. («Кровавое воскресенье») здесь прошла масштабная стачка протеста. Также активное участие приняли смоленцы во время всероссийской октябрьской политической стачки. Бурлил Смоленск в 1917 г., когда после Февральской революции активизировали свою деятельность все выше перечислявшиеся партии. На протяжении почти всего года в городе наблюдалось двоевластие Временного правительства и находившегося под влиянием меньшевиков и эсеров Совета рабочих депутатов. Но в последнем к осени 1917 г. резко выросло число большевиков. После октябрьских событий в Петрограде в Смоленске развернулась вооруженная борьба между сторонниками Временного правительства (на их стороне был городской гарнизон) и большевиками, захватившими оружие в арсенале. Результатом борьбы стал полный переход власти к большевикам.

В тяжелые годы Гражданской войны Смоленск стал центром организации сопротивления войскам интервентов и белого движения. Почти весь 1918 год здесь располагались штаб Западного фронта и обком партии большевиков. В последних числах декабря 1918 г. в Смоленске состоялся I съезд Компартии Белоруссии, который провозгласил о создании Белорусской Советской Социалистической Республики.

Отгремела Гражданская война, и Смоленск вернулся к мирной созидательной жизни. Первые десятилетия советской власти очень благотворно сказались на экономическом развитии города. В 1937 г. начал работу крупный комбинат по переработке льна, еще раньше вступил в строй также крупный городской молокозавод. В 30-е гг. начали давать продукцию фанерный завод, мебельная фабрика, мехзавод им. М. И. Калинина, завод «Meтиз». На самом крупном предприятии Смоленска в 1940 г. – швейной фабрике работало ок. 2300 человек. Реализация Государственного плана электрификации России «принесла» Смоленску Смол-ГЭС – паротурбинную электростанцию, работающую на торфе. В предвоенные годы в Смоленске появились вузы – медицинский и педагогический институты, Смоленский университет. Появилось еще больше средних учебных заведений – общеобразовательные школы, техникумы и училища. Выросло население города: с 67 тыс. человек в 1923 г. до 157 тыс. в 1939 г.

В предвоенные годы население Смоленска, как и всего Советского Союза, испытало на себе волну сталинских репрессий. Но этому городу досталась печальная слава быть также свидетелем сталинских преступлений и иного рода. Всего в 18 км от центра Смоленска, близ деревни Катынь в 1940 г. сотрудниками НКВД были казнены тысячи пленных польских офицеров и советских граждан. Долгое время советское руководство отрицало причастность СССР к этому преступлению.

Здесь провалился блицкриг

1941 год кровью вписан в историю Смоленска. С самого начала нападения главный удар немецко-фашистских войск был направлен на Москву. И вновь, как это было уже не раз в русской истории, на пути врага к столице стал Смоленск. Руководство вермахта рассчитывало на блицкриг: еще в теплое летнее время достичь Москвы. С 10 июля вблизи Смоленска развернулось грандиозное сражение. Ответственным с советской стороны за смоленский участок театра военных действий Ставкой был назначен маршал С. К. Тимошенко. Советские войска понесли в Смоленской битве огромные потери – несколько сот тысяч человек, но свою задачу они выполнили: почти на месяц задержали вермахт под Смоленском. Американский исследователь М. Вернер отмечал, что именно здесь Красная армия впервые боролась с гитлеровцами на равных, именно под Смоленском блицкриг испытал первый крах. О том, что по ходу военных действий впервые наступил ощутимый кризис, писал в своих воспоминаниях немецкий генерал К. Типпельскирх.

После битвы за Смоленск в Красной армии появились гвардейские части: сразу четыре стрелковых дивизий за проявленные в ходе смоленской битвы мужество и героизм по решению Ставки получили звание гвардейских.

С 14 июля по приказу Тимошенко оборона Смоленска была поручена стрелковому корпусу генерал-лейтенанта М. В. Лукина. Но сам корпус был задействован для защиты дальних подступов к Смоленску, а город защищали запасные части, в составе которых было 6,5 тыс. человек. 15 июля немцы ворвались в город с юго-западной стороны и заняли южную часть Смоленска. 16 июля немцы форсировали реку Днепр и захватили уже северные районы города. В последующие дни в результате ожесточенных боев отдельные районы Смоленска противниками неоднократно отбивались друг у друга. Только 29 июля под натиском врага Красная армия оставила Смоленск. Сумели, избежав окружения, выйти все соединения кроме одного единственного батальона, которым командовал старший политрук Туровский. Этот легендарный батальон, прикрывая отход главных сил, своими действиями внушал немцам мысль о присутствии по-прежнему в городе основной армии. Выжившие воины этого батальона затем влились в партизанское движение.

В Смоленск вошли немцы, и город испытал все ужасы фашисткой оккупации. В период оккупации в городе действовали подпольщики, связанные с партизанскими отрядами Смоленщины.

В начале сентября 1943 г. наступающие советские войска подошли к Смоленску. Началась операция по освобождению города под названием «Суворов». 16 сентября советские войска захватили г. Ярцево, а 23 сентября, перерезав железную дорогу и шоссе Смоленск – Рославль, охватили немецкую группировку к югу от Смоленска. 25 сентября советские войска форсировали с ходу Днепр и освободили Смоленск. За взятие Смоленска особо отличившиеся в боях соединения были удостоены почётного наименования «Смоленские».

За мужество и героизм, проявленные при обороне города, а также активное участие горожан в партизанском движении в борьбе с германским фашизмом, Смоленск был награжден высшим политическим руководством СССР орденом Отечественной войны I степени, орденом Ленина, а также был удостоен почетного звания «Город-герой».

И вновь восстал из пепла

Великая Отечественная война нанесла Смоленску огромный ущерб. Полностью были разрушены железнодорожный узел и все предприятия. Более 93% всех зданий лежали в руинах. В руинах же лежали памятники истории и архитектуры. Постановлением правительства СССР в 1945 г. Смоленск включили в число 15 российских городов, подлежащих восстановлению в первую очередь. Смоленск был восстановлен к 1955 г. В 1960-е и 1970-е гг. промышленность города значительно выросла, Смоленск стал центром машиностроения и приборостроения, развивались и другие отрасли.

Новейшая история Смоленска была омрачена трагедией 10 апреля 2010 г. В авиационной катастрофе вблизи Смоленска погибло все руководство Польши, многие известные общественные деятели. Первые лица Польского государства собирались посетить мемориальный комплекс в Катыни. Это должен был быть шаг исторического примирения памяти между Польшей и Россией, между Польшей и Смоленском. Непростое прошлое нелегко отпускает. Даже города. Но Смоленск был и всегда будет Городом-Героем. С великим прошлым и светлым будущим.

Роман Рабинович, канд. ист. наук,
специально для портала BankGorodov.RU

Знаменитые люди (39) Все люди

Добавить человека
  • Александр I Павлович Александр I Павлович
    Цесаревич Александр Павлович сопровождал императора Павла I в ходе его пребывания в Смоленске 6 (17) мая 1797 года. Император Александр I посещал Смоленск 8 - 10 (20 - 22) июля 1812 года по пути из Полоцка в Москву. Посещал город проездом в Оршу в 1818 году.
  • Александр II Николаевич Александр II Николаевич
    Цесаревич Александр Николаевич посещал Смоленск в 1837 году, император Александр II - в 1858 году.
  • Алексей Михайлович Алексей Михайлович
    Принимал участие в осаде Смоленска в июне-сентябре 1654 года. Принудил польско-литовский гарнизон города к сдаче 23 сентября (2 октября) 1654 года.
  • Алексей Петрович Алексей Петрович
    В 1708 году по поручению Петра I набирал полки в Смоленске.
  • Аскольд Аскольд
    Подойдя к Смоленску, Аскольд не решился на его завоевание.

Гостиницы (12) Все гостиницы

Добавить
Гостиница Красный Бор расположена в городе Смоленск
Смоленская область, город Смоленск
+7 4812421009
Гостиница Медлен расположена в городе Смоленск
Смоленская область, город Смоленск, Румянцева, 19
+7 4812554135
Гостиница Ника расположена в двух остановках от центра города Смоленска на проспекте Гагарина, в непосредственной близости от зданий областного и арбитражного суда, налоговой инспекции.
Смоленская область, город Смоленск, Гагарина, 58
+7 4812551561

Добавить информацию в другие разделы

Выберите раздел, в который Вы хотите добавить информацию.