Троице-Сергиева Лавра

Свято-Троицкая Сергиева Лавра, более известная как Троице-Сергиева Лавра – ставропигиальный мужской монастырь, один из крупнейших центров русского православия, духовности и культуры, основанный в I половине XIV столетия прп. Сергием Радонежским. Включен в перечень объект культурного наследия ЮНЕСКО.
На расстоянии в 52 километра в северо-восточном направлении от Москвы, в городе Сергиев Посад находится один из величайших памятников русской истории и культуры – Троице-Сергиева Лавра. В далеком 1337 году ее основал один из сыновей боярина Кирилла из Ростова и его жены Марии Варфоломей, будущий подвижник русских князей в объединении разрозненных княжеств, преподобный Сергий Радонежский.

Начало подвижнического пути преподобного Сергия и основание Троицкой обители

В мае 1314 года (наиболее вероятная дата, указанная в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона) в семье боярина Кирилла из Ростова и его супруги Марии родился сын, названный Варфоломеем. Набожные родители мальчика с раннего детства воспитывали его в любви и вере к Господу, собственным примером уча милосердию и состраданию к ближнему. Спустя несколько лет после рождения Варфоломея его семья, жившая в небольшом селе под Ростовом, перебралась поближе к Москве и поселилась в городке Радонеже, исправно посещая богослужения в церкви Покрова Пресвятой Богородицы Покровского Хотькова монастыря. Варфоломей рос послушным богобоязненным мальчиком. Он вместе со всеми ходил в Покровскую церковь к заутрене и вечерне, с трепетом читал родным Священное Писание и другие богослужебные книги, строго соблюдал все посты, а в среду и пятницу совершенно отказывался от пищи.

В 20-ти летнем возрасте Варфоломей решил принять иночество и посвятить себя Господу, для чего испросил у родителей благословения. Отец с матерью согласились, только просили его отложить свое иночество до их смерти, поскольку братья мальчика – Стефан и Петр к тому времени были уже женаты и жили отдельно, и Варфоломею нужно было заботиться о престарелых родителях. По старому православному обычаю незадолго до кончины Кирилл и Мария приняли иночество и схиму в Покровском Хотьковом монастыре, куда вслед за ними отправился и овдовевший к тому времени брат Варфоломея Стефан. После преставления родителей в 1337 году Варфоломей смог осуществить свою заветную мечту о служении Всевышнему и вместе со Стефаном отправился в глухие леса Подмосковья, где в 16 километрах от Хотькова на холме Маковце рядом с рекой Кончурой срубил келью и возвел небольшой деревянный храм в честь Святой Троицы, освященный в 1340 году. А 1337 год вошел в летопись Троице-Сергиевой Лавры как год основания крупнейшей православной обители России.

Вскоре Стефан, глядя на брата, без роптания переносившего все тяготы жизни в лесной глуши и возносившего радостные молитвы Господу, понял, что он не настолько силен духом для самоотверженного подвига пустынножительства, как Варфоломей, поэтому покинул брата и подвизался в Богоявленском монастыре Москвы, став, согласно церковным легендам, одним из первых его игуменов.

Жизнь вдали от людей не тяготила Варфоломея, проводившего дни в трудах и заботах о хлебе насущном, а ночи – в благостных молитвенных бдениях. В одиночестве и безмолвии провел он два года. После того, как молва об отшельнике распространилась по селениям, возле его скита стали строить кельи другие монахи, ставшие на нелегкий путь служения Всевышнему в лесной глуши и принявшие особножительство в Троицкой пустыни, и появились жилища мирян, бежавших в лесную глушь от бесчинствующих на Руси татар. Заботы о братии взял на себя священник о. Митрофан – первый игумен Свято-Троицкой обители, постригший в иночество с именем Сергия основателя обители – Варфоломея. Инок Сергий во всем помогал отцу Митрофану, и когда тот в 1344 году отошел к Господу, стал опекаться судьбой монастыря и его насельников.

Троицкая обитель при Сергии Радонежском

Изначально монастырь занимал небольшую часть юго-западного склона Маковецкого холма с выстроенными там деревянными кельями, окружающими с четырех сторон Троицкий храм и трапезную, над которыми возвышались вековые деревья. За кельями монахи разбили небольшие огороды, где выращивали овощи для пропитания и выстроили помещения для хозяйственных нужд. Окружал Троицкую обитель высокий деревянный забор, а над въездными воротами располагалась церковь во имя св. великомученика Дмитрия Солунского. В обитель можно было попасть по узкой тропинке, со временем расширенной для проезда подвод. За века существования Троице-Сергиевой лавры множество проведенных на ее территории реконструкций не нарушили план расположения зданий и строений. Как и на заре своей истории, монастырь и в наши дни разделен на три основные части – жилую, общественную и оборонительную.

Согласно Лаврской летописи, приблизительно в 1353–1354 годах игумен Сергий был посвящен в сан священника, а в 1355 году принял от патриарха Константинопольского Фелофея грамоту, крест и благословение на введение в монастыре общежитийного устава. Быстро разрасталась обитель, принимая новых иноков и послушников. В 1357 году в Троицкую пустынь из Смоленска пришел архимандрит Симон, благодаря богатым пожертвованиям которого был возведен новый Троицкий храм, иноческие кельи и другие монастырские помещения.

Отец Сергий, понимая, что только в единстве сила православной Руси, не только обустраивал быт обители. Он часто отправлялся в далекие походы, выступая, как бы сейчас сказали, «послом доброй воли» в обособленных удельных княжествах и радея об объединении русских земель под началом Великого княжества Московского, основывая новые обители в Киржаче, Москве, Коломне. С тех пор Свято-Троицкий монастырь стал не просто центром духовной поддержки московских князей, но и оплотом всех православных обителей Руси.

Именно в Троицкую обитель к игумену Сергию совершил паломничество князь Дмитрий Донской, получивший от преподобного благословение на битву с полчищами хана Мамая. В судьбоносном сражении на Куликовом поле 8 сентября 1380 года благодаря молитвам Сергия Радонежского, мужеству и героизму княжеской дружины, завершившимися победой русского оружия, наравне с воинами Д. Донского рубились в смертельной схватке два инока-богатыря обители – Родион Ослябя и Александр Пересвет.

Начиная с XV столетия иноки Свято-Троицкой обители трудились над составлением летописей, написанием икон. В 1417–1418 годах монах Троицкого монастыря, известный агиограф Епифаний Премудрый закончил «Житие преподобного Сергия», начатое им в 1393 году, через год после смерти прп. Сергия Радонежского. Этот документ считается одним из самых ценных исторических свидетельств жизни основателя Свято-Троицкой Сергиевой Лавры и уникальным произведением старорусской церковной литературы.

Великий подвижник и радетель за земли Русские, Сергий Радонежский тихо скончался в основанной им Свято-Троицкой обители 25 сентября 1392 года и был похоронен в Троицкой церкви.

Судьба обители в XV столетии

Начало XV столетия оказалось тяжелым временем испытаний для Троицкой обители. В декабре 1408 года войско золотоордынского хана Едигея, в течение трех недель осаждавшее Москву и не сумевшее ее взять, на обратном пути в Орду опустошило несколько русских городов и полностью сожгло Свято-Троицкий монастырь.

Но уже в 1412 году радением игумена Никона Радонежского был возведен и освящен новый деревянный Троицкий храм взамен уничтоженного полчищами Едигея, что стало началом масштабного восстановления и расширения Свято-Троицкой обители. Новый храм выстроили немного восточнее, а на месте предыдущего 5 июля 1422 года отслужили молебен на строительство и заложили первое каменное строение обители – собор Живоначальной Троицы. При этом чудесным образом были обретены святые мощи прп. Сергия, событие, ежегодно с тех пор празднуемое особо торжественно в Троице-Сергиевой Лавре и, по некоторым источникам считающееся годом канонизации преподобного Сергия.

Новопостроенный Троицкий собор в 1423–1427 годах украшали иконами и фресковой настенной живописью известные монахи-иконописцы: Даниил Черный и прп. Андрей Рублев, специально для собора написавший икону «Троица» (или «Гостеприимство Авраама»), впоследствии ставшую одной из наиболее почитаемых православных икон. После освящения собора Живоначальной Троицы в 1426 году в него с крестным ходом торжественно перенесли раку с мощами прп. Сергия, где они покоятся и поныне.

Монастырь, деяниями своего основателя прп. Сергия Радонежского стал главным духовным центром московских князей, а затем государей Российских, прибегавших к молитвенной помощи иноков обители и искавших благословения ее настоятелей. Начало традиции «государевых богомолий к Троице» положил в 1432 году московский князь Василий II Васильевич, молившийся у мощей прп. Сергия Радонежского о прекращении междоусобной войны с дядей – звенигородским князем Юрием Дмитриевичем и двоюродными братьями – Василием Косым и Дмитрием Шемякой за Великокняжеский Московский престол. После многолетней усобицы в августе 1442 года в Троицком соборе монастыря был заключен договор с крестным целованием о «вечном мире» между Василием II и его двоюродным братом Галицким князем Дмитрием Шемякой, правда, через два года нарушенный Д. Шемякой. Тогда его люди схватили Василия II прямо во время молитвы у гроба Сергия Радонежского и, отправив в Москву, ослепили. А Василия II с тех пор прозвали Темным. Все русское духовенство восстало против вероломного поступка Дмитрия Шемяки, а игумен Троицкой обители Мартиниан (Белозерский) первым поставил свою подпись под церковным документом, осудившим действие Галицкого князя. Понимая, что без одобрения церкви править в Москве будет сложно, Д. Шемяка решил задобрить настоятеля и насельников обители, пожаловав в марте 1446 года Троицкому монастырю грамоты на свои вотчины в Дмитрове и Переславле.

После кончины в 1453 году Д. Шемяки и завершения междоусобной борьбы Василий II Темный в благодарность за поддержку одарил Троицкий монастырь многими льготами и привилегиями (жалованными грамотами).

Собор Святой Живоначальной Троицы долгое время был единственным каменным строением монастыря, пока в 1469 году под началом представителя одной из богатейших купеческих фамилий Василия Дмитриевича Ермолина на центральной площади не были возведены каменные поварня и трапезная. В двухэтажном здании трапезной первый этаж занимала палата для трапезы монашеской братии, второй – царская палата. Много позже, в 1487–1491 годах подобную одностолпную палату, получившую название Грановитой, возвели на Соборной площади Московского Кремля итальянские зодчие Марко Руффо и Пьетро Антонио Солари.

В 1474–1476 годах зодчие из Пскова украсили Троицкую обитель каменной церковью, выстроив ее рядом с Троицким собором и освятив в честь Сошествия Святого Духа.

Паломничество российских правителей к гробу прп. Сергия в Троицкий монастырь не прерывалось. Сменялись князья, венчались, крестили детей, испрашивали благословения и духовной помощи, молились о благополучном завершении военных походов, одаривая обитель богатыми вкладами, вотчинами, драгоценной церковной утварью. Так, после рождения у великокняжеской четы Иоанна III Васильевича и его супруги Софьи Палеолог в 1494 году долгожданного наследника – княжича Василия III, чему предшествовало видение княгине Софье прп. Сергия, его окрестили в Троицкой обители, а счастливая мать в 1499 году подарила монастырю подвесную пелену с вышитыми на ней изображениями святых и библейских сюжетов.

Троице-Сергиева Лавра в XVI–XVII столетиях

В годы княжения Василия III Иоанновича многие здания обители обновились, появились новые строения. В мае 1510 года на Троицком соборе заменили кровлю, покрыв его белой жестью. 3 октября 1512 года заложили первые каменные Святые ворота с надвратной церковью во имя прп. Сергия и приделом во имя св. исповедника Василия Парийского, освященные в 1513 году.

Сам князь Василий III за годы своего правления еще несколько раз совершал паломничество в Троицкую обитель: в 1510 году – о благополучном завершении похода и присоединении к Москве Псковского княжества; в 1523 году – перед походом на Казанское ханство; в 1529 году вместе с супругой Еленой Глинской молился прп. Сергию Радонежскому о даровании наследника; после там же княжеская чета крестила сыновей – княжичей Иоанна (будущего царя Иоанна IV Грозного) и Юрия.

В марте 1540 года взошедший на престол великий князь и царь Всея Руси Иоанн IV Грозный пожаловал монастырю грамоту о беспошлинной заготовке камня для возведения вокруг обители крепостных стен, после чего сразу закипело бурное строительство. Белокаменные стены общей длиной без малого полтора километра в форме неправильного прямоугольника с одиннадцатью башнями окружили Троицкий монастырь в 1550-х годах.

В 1548 году над местом упокоения ученика прп. Сергия Радонежского и игумена обители прп. Никона Радонежского выстроили каменную церковь, получившей название Никоновской. В 1554–1556 годах в находящихся рядом с монастырем оврагах устроили запруды, с южной стороны крепостных стен выкопали довольно большой Келарский пруд, названный так в память о монастырском келаре Адриане Ангеловом, возвели Келарские палаты.

Иоанн IV Васильевич часто совершал паломничество в обитель, проводя иногда недели в молитвенном бдении и вносил богатые пожертвования, на которые в 1556 году покрыли позолотой главу Троицкого собора, а здание трапезной украсили большими часами, выполненными старцем Тихоном Новгородцем.

19 мая 1559 года в присутствии Иоанна IV Грозного настоятель монастыря игумен Иоасаф II (Черный) совершил обряд освящения закладки Успенского собора, образцом для строительства которого должен был стать собор Успения Пресвятой Богородицы Московского Кремля. Возведение собора продолжалось без малого 26 лет и освящали его уже при сыне Иоанна Грозного – Федоре Иоанновиче 15 августа 1585 года, также за годы своего царствования немало жертвовавшего обители. В 1586 году он пожаловал архимандриту Митрофану (Дмитровцу) губную грамоту, предоставляющую право самостоятельно судить и казнить воров и разбойников, посягнувших на имущество обители. При его правлении московскими живописцами был расписан Успенский собор и дарована богатая церковная утварь.

6 января 1561 года произошло событие, изменившее статус Троицкой обители. Называвшиеся до тех пор игуменами настоятели получили сан одного из высших монашеских чинов – архимандрита, а монастырь возвели в статус архимандрии и определили первенство среди остальных православных обителей Московской митрополии.

В декабре 1594 года шурин царя Федора Иоанновича дворянин Борис Годунов подарил монастырю благовестный колокол весом 10 тонн, названный «Лебедем». Этот колокол сохранился до наших дней. Взойдя на Российский престол в 1598 году, Борис Годунов продолжил одаривать Троицкую обитель. В 1598–1599 годах он пожертвовал монастырю богато вышитую «Жемчужную пелену» под чудотворную икону Живоначальной Троицы, драгоценный оклад к ней и еще один колокол, получивший впоследствии имя «Годунов».

К началу XVII столетия в память о его основателе монастырь уже назывался Троице-Сергиевым и среди всех русских монастырей считался самым крупным и процветающим, ведущим собственную торговлю с зарубежными странами. На его территории располагались несколько храмов, монашеские кельи, хозяйственные помещения, конюшни. Вокруг обители вырос посад с домами крестьян и ремесленников. В собственности Троице-Сергиевого монастыря было без малого три тысячи селений, несколько подворий, рыбный промысел, кирпичные заводы. В ризнице хранились подаренные монастырю в разное время князьями и боярами богато украшенные ризы, сосуды, чаши, облачения священников, в библиотеке – собранные монахами уникальные старопечатные книги и рукописи XIV–XV столетий.

Обитель в XVII–XVIII столетиях

Сложный период пришелся на жизнь обители в начале XVII столетия. В названное Смутным время, когда Русь лихорадил экономический и политический кризис, в страну ринулись полчища интервентов из Польши и Литвы. Богатство княжеских даров в монастырской ризнице и великолепие храмовых иконостасов с бесценными образами святых и угодников привлекли их в обитель 1608 году.

Монахи, крестьяне, ремесленники и присланный царем Василием Шуйским военный отряд (всего около трех тысяч человек), укрывшиеся за крепостными стенами, целых 16 месяцев (23 сентября 1608 года – 12 января 1610 года) героически отражали атаки 30-ти тысячного польского войска под началом Яна Сапеги и Александра Лисовского и совершали частые вылазки в стан врага, значительно уменьшая его численность и подрывая боевой дух. Монастырские стены в нескольких местах были повреждены снарядами, выпускаемыми из 63 польских орудий. Но несмотря на это, а также на начавшуюся в конце 1609 года цингу, которая унесла жизни более двух тысяч человек, оставшиеся защитники с помощью и небесным заступничеством прп. Сергия Радонежского продолжали стойко оборонять православную святыню. 12 января 1610 года к монастырю подошло войско под командованием воеводы М. В. Скопина-Шуйского, и вдохновленные помощью люди вышли из-под защиты крепостных стен, чтобы в рукопашной схватке уничтожить оставшихся захватчиков. Беспримерный подвиг защитников Троице-Сергиевой Лавры воодушевил другие обители и города, захваченные интервентами, а монастырь стал одним из надежных оплотов Второго народного ополчения Минина и Пожарского, для которого архимандрит Дионисий (Зобниновский) на борьбу с интервентами пожертвовал большую сумму денег и всячески укреплял боевой дух освободителей, проведших в обители пять дней (14–18 августа 1612 года) по пути в осажденную неприятелем Москву.

Под стенами монастыря поляки снова оказались в 1618 году, когда избранный боярами польский королевич Владислав IV Ваза пытался закрепиться на Великокняжеском престоле. Поход королевича оказался неудачным, и Троицкая обитель с тех пор посягательствам неприятеля не подвергалась.

Благодаря имевшимся в ведении обители кирпичным заводам, крепостные стены и башни были восстановлены достаточно быстро, также началось масштабное строительство, продолжавшееся до конца XVIII столетия. Внутри крепостных стен монахи возвели Трапезную палату с церковью прп. Сергия Радонежского (1686–1692 года), Больничные палаты с церковью Зосимы и Савватия, Соловецких чудотворцев (1635–1637 года), Царские Чертоги (конец XVII ст.), Митрополичьи покои (1687–1693 года). На богатые пожертвования купца и промышленника Г. Д. Строганова выстроили Предтеченский храм (1692–1699 года).

В 1682 году своей резиденцией Троице-Сергиев монастырь выбрала правительница царевна Софья Алексеевна, укрывающаяся в нем от взбунтовавшихся стрельцов вместе с малолетними братьями – царевичами Иваном и Петром. В 1689 году в Троицкую обитель из Москвы бежал от властной сестры будущий российский император Петр I, и именно оттуда он вернулся в Москву полноправным законным государем.

В связи с начавшейся в 1700 году Северной войной строительство в монастыре почти прекратилось, для нужд армии и флота из монастырской казны было выделено более 400 тыс. рублей. 6 февраля 1701 года архимандрит Троицкой обители, выполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей 1/4 части всех колоколов для литья пушек, предоставил необходимое число колоколов, вес каждого из которых превышал полторы тонны. А после того, как Петр I в 1703 году заложил новую столицу – Санкт-Петербург и для ее строительства возникла острая необходимость в каменных и кирпичных блоках, появился запрет на возведение зданий из камня по всей России, действовавший несколько лет. Только в 1708 году в связи с вероятностью экспансии шведов вглубь России обитель укрепили фортификационными сооружениями нового поколения – земляными насыпями, рвами и бастионами и возобновили строительство зданий. В том же году известный колокольных дел мастер Иван Моторин по заказу Петра I перелил из старого колокола времен прп. Никона Радонежского новый, позже названный «Бараном».

Рвы, утерявшие свое оборонительное значение, засыпали в 1830-х годах, а земляные бастионы и сейчас можно увидеть возле угловых башен.

Бурный расцвет Троице-Сергиевой Лавры в XVIII–XIX столетиях

Эпоха Петра I и его преемниц – императриц Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны и Екатерины II ознаменовалась небывалым расцветом Троице-Сергиевой Лавры. Возводились храмы, часовни, другие строения, менялся и статус монастыря. Ставший в 1688 году ставропигиальным, уже в 1702 году он считался вторым после Киево-Печерской Лавры, а в июне 1744 года после указа императрицы Елизаветы Петровны и Святейшего Синода Троице-Сергиев монастырь стал именоваться Лаврой, главенствовал в которой Московский митрополит.

Еще одним указом императрицы Елизаветы I в октябре 1742 года в Свято-Троицкой обители открылась Духовная семинария, а спустя почти столетие – в 1814 году в Лавру перевели одно из самых крупных религиозных учебных заведений России – Московскую Духовную академию, занявшую здание Царских Чертогов.

В 1720 году наново позолотили кровлю Троицкого собора, в 1737 году устроили серебряную сень над ракой прп. Сергия Радонежского, использовав для этого более 400 килограмм серебра. В 1738 году заменили на серебряную деревянную доску над ракой преподобного с отчеканенным на ней изображением святого Сергия в полный рост.

В годы царствования Анны Иоанновны весь комплекс монастырских строений должен был быть приведен к архитектурному стилю начала XVIII столетия – пышному и контрастному барокко с выкрашенными в яркие цвета стенами, вычурной лепниной, богатыми интерьерами. В 1738 году московский зодчий Иван Мичурин составил генеральный план-схему реконструкции обители, утвержденный в 1740 году. Зодчий перенес на плане в северную часть обители новую колокольню, изначально планируемую к постройке на центральной монастырской площади. Проект будущей доминанты обители составил придворный архитектор Иоганн Шумахер. Работы по возведению колокольни проводились в два этапа – с 1741 года по 1747 год, тогда она стала трехъярусной, и с 1753 года по 1770 год, когда вместо отозванного в Киев И. Мичурина другой архитектор Д. Ухтомский после согласования с только что взошедшей на трон императрицей Елизаветой Петровной надстроил к колокольне два яруса, что сделало ее визуально легкой, невесомой и устремленной ввысь. Ее высота на семь метров превысила высоту 81-метровой колокольни Ивана Великого, расположенной на Соборной площади Кремля. Колокола для звонницы отливали представители известных московских колокольных фамилий – Иван и Михаил Моторины, Гаврила Семенов и Семен Степанов.

С северо-западной стороны Трапезной палаты над гробом прп. Михея, келейника прп. Сергия в 1734 году возвели небольшую и изящную Михеевскую, а в 1746 году – Смоленскую церкви. Кстати, Смоленская церковь украсила монастырь благодаря пожертвованиям графа Алексея Разумовского, фаворита императрицы Елизаветы Петровны. В 1746–1770 годах над святым источником, найденным прп. Сергием и обретенным в 1644 году, устроили небольшую, богато украшенную резьбой Надкладезную часовню. Над местом погребения Бориса Годунова, его жены и сына в паперти Успенского собора в 1782 году выстроили белокаменную усыпальницу.

Монастырь украшался и другими строениями: ризницей (1781 год), Успенским, Инспекторским келейными корпусами (XVIII в.), зданием библиотеки (1877 год), книжной лавкой (1895 год). Все аллеи выложили белым камнем, а центральную аллею от Святых ворот до Троицкого собора помимо этого украсили коваными узорчатыми решетками. На главной площади в 1792 году установили обелиск в память о заслугах монастыря перед Отечеством, служивший также хронометром – с трех его сторон располагались солнечные часы.

В середине XVIII столетия Троице-Сергиева Лавра считалась не только самым большим русским монастырем, но и крупнейшим землевладельцем, до екатерининской реформы секуляризации церковных ценностей 1764 года владевшая более чем 105 тысячами душ крестьян, рыбным, соляным промыслом, а также многочисленными подворьями и скитами. В тот период в ведении Лавры находилось 33 других православных обители. Активно торгуя предметами быта, зерном, солью монастырь приумножал свои богатства, много жертвуя на нужды русской армии. Например, в 1812 году им было выделено 70 тыс. рублей ассигнациями, 2,5 тыс. рублей серебром и 90 килограмм серебра в слитках на войну с Наполеоном.

В начале XX столетия в Свято-Троицком монастыре действовало несколько храмов, Духовная академия, больница для странников и монашествующих, библиотека, насчитывающая более десяти тысяч рукописей, исторических документов, уникальных образцов русских раннепечатных книг, типография, в которой печатались труды известных священнослужителей и философов, литографная и живописная мастерские, квасоварня, продолжалось возведение новых келейных корпусов и хозяйственных строений.

Троице-Сергиева обитель в XX столетии

За все века существования Троице-Сергиевой Лавры ее насельникам не раз приходилось переживать трудные, трагические времена. Очередным испытанием для православной обители стал приход к власти большевиков. После вышедшего в 1918 году Декрета об отделении государства от церкви Лавра была превращена в трудовую коммуну. Весной 1919 года была закрыта Духовная академия, а ее помещения заняли электротехнические курсы. 11 апреля 1919 года специально созданная комиссия кощунственно вскрыла раку с мощами прп. Сергия. До октября 1919 года 400 монахов и послушников, подвизавшихся в обители, находились там, пока не были переселены в расположенные поблизости скиты – Гефсиманский и Черниговский. После выселения братии в келейских корпусах были произведены повальные обыски, в результате которых исчезли иконы, богослужебные книги, ценные вещи иноков. Патриарх Московский Тихон (Беллавин) пытался противостоять закрытию обители, несколько раз обращаясь с посланием к вождю пролетариата Владимиру Ленину о недопущении этого, но тщетно. В январе 1920 года ликвидационная комиссия начала реквизировать имущество Лавры, а уже в апреле Советом Народных Комиссаров был составлен и подписан В. Лениным документ, согласно которому Троице-Сергиева обитель становилась музеем историко-художественных ценностей, а немного позже – историко-архитектурным музеем.

31 мая 1920 года в Троицком соборе состоялось последнее богослужение. Началось масштабное изъятие ценностей монастыря, и, согласно Лаврской летописи, на февраль 1922 года было вывезено без малого полторы тонны драгоценных металлов. Попутно с санкционированным грабежом бесценных сокровищ монастырской ризницы и храмов разбирались некоторые строения. Так, в 1925–1926 годах демонтировали северную паперть Троицкого собора. К 1929 году многие колокола были сняты и переплавлены, с двух больших колоколов сорваны языки.

В 1923 году здания, занимаемые электротехническими курсами освободились, и в них сначала расположился педагогический техникум, а немного позже – Загорский педагогический институт, просуществовавший на территории Лавры до 1953 года.  

Восстановительные работы в Лавре

К началу 1940 года архитектурный ансамбль Лавры сильно пострадал – одни строения были разрушены, другие приспособлены под различные службы, испорчены фасады и внутреннее убранство храмов и корпусов.

После присвоения Лавре статуса музея в 1920 году почти сразу была создана комиссия по охране памятников искусства на ее территории, правда, не сумевшая сразу охватить реставрационными работами весь комплекс, да и не имевшая для этого общего четкого плана. Это привело к тому, что к началу 1940-х годов назрела острая необходимость упорядочить работы со сохранению памятника многовековой истории, искусства и культуры, каким являлась Троице-Сергиева Лавра. Для этого весной 1937 года в обитель был приглашен молодой русский архитектор Игнатий Трофимов, составивший не только справку об историческом и художественном значении архитектурного ансамбля Лавры, но и разработавший программу научной реставрации и генеральный план восстановительных работ, а также всевозможные сметы, акты, описи. Согласно этим документам, 1 февраля 1940 года Лавре был присвоен статус Загорского государственного историко-художественного музея-заповедника, после чего создана комиссия, в которую вошли архитекторы, инженеры, археологи, историки, эксперты по живописи и прикладному искусству.

Из-за начавшейся в 1941 году Великой Отечественной войны ход реставрационных работ несколько замедлился. Осенью 1941 года в помещениях Лавры размещался военный госпиталь, а колокольня использовалась как наблюдательный пост ПВО. С 1 декабря 1943 года по июль 1944 года в помещении бывшей Духовной академии нашла приют Всероссийская Академия художеств. Несмотря на трудности военного времени, в 1944 году реставраторы восстановили ход часов на колокольне, подняли упавшую в 1927 году от сильного ветра одну из глав Успенского собора. Годы противостояния советского государства с фашистскими захватчиками стали переломным временем в переоценке отношений государства и церкви. Православному русскому народу было необходимо черпать духовную поддержку в вере в Господа и благословении Святых угодников, веками незримо охранявшим Русь от бедствий. Именно поэтому И. Сталин, сам бывший семинарист, в 1943 году не только стал инициатором созыва поместного Собора, избравшем патриархом Всея Руси митрополита Сергия (Страгородского), но и санкционировал массовое открытие храмов, соборов, монастырей.

В начале 1946 года Совет Министров СССР вынес решение о передаче Успенского собора в ведение Лавры и 19 апреля того же года в нем прошел первый молебен, а в 1947 году в обители возродилась иноческая жизнь. Духовная Академия и семинария открылись в 1948 году. Сейчас на базе семинарии работают иконописная и регентская школы, в академии заочно обучаются клирики православных российских епархий. Значение Троице-Сергиевой Лавры как духовного религиозного центра России снова возросло. В конце XX столетия (1971, 1988 и 1990 гг.) в ее стенах проходили поместные и архиерейские Соборы Русской православной церкви.

Полномасштабные восстановительные и реставрационные работы продолжались в Лавре до начала 1970-х годов. Тогда был выполнен основной объем работ, в результате которого Больничные палаты с храмом Зосимы и Савватия Соловецких, Духовская и Смоленская церкви, большие участки крепостных стен с башнями, цоколь колокольни, часть Царских Чертогов были капитально отремонтированы. Ремонт кровель храмов и Колокольни, восстановление росписей и первоначальной окраски фасадов и стен продолжались до начала 2000-х годов, но уже в 1993 году комплекс храмов и строений Троице-Сергиевой Лавры был включен в перечень объектов Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

Еще при жизни своего основателя, прп. Сергия, Лавра стала главным центром религиозной жизни народа, средоточием его духовной культуры и просвещения. Привлекая самых образованных людей и собирая лучшие образцы древнерусских летописных и старопечатных книг, прп. Сергий и его преемники воспитали в стенах обители не только монахов-переписчиков и переводчиков, но и известных ученых и церковных деятелей – прп. Максима Грека, духовных писателей Пахомия Логофета и Епифания Премудрого. Из огромного количества настоятелей обители самыми известными были: реформатор духовного образования митрополит Платон (Левшин), выдающийся русский православный богослов XIX столетия святитель Филарет (Дроздов), просветитель коренных народов Дальнего Востока, первый православный епископ Северной Америки митрополит Иннокентий (Попов-Вениаминов). Учениками и учениками учеников прп. Сергия Радонежского основано и духовно обустроено без малого сто православных обителей.

В соборах и храмах Троицкой обители почивают мощи преподобных Сергия, Никона и Михея Радонежских, святого Серапиона Новгородского, прп. Максима Грека, митрополита Иоасафа (Скрипицына), архимандрита Дионисия Радонежского.

На территории Лавры нашли упокоение кроме царя Б. Годунова и его семьи представители княжеских и дворянских родов (Воротынские, Бельские, Глинские, Одоевские), известные государственные и политические деятели Смутного времени (князь Д. Т. Трубецкой и дворянин П. П. Ляпунов), многие православные епископы.

Архитектурный ансамбль Лавры

За почти 700-летнюю историю Свято-Троицкая Сергиева обитель украсилась более 50 зданиями и строениями различного назначения, возведенными московскими, псковскими и ярославскими мастерами.

Строения XV столетия

Самым древним зданием Лавры является белокаменный Троицкий собор, возведенный в 1422–1423 годах прп. Никоном Радонежским. Нарядность небольшому по своим размерам крестово-купольному в плане храму придают многоярусные закомары, кокошники и резной декор. Увенчан храм барабаном и шлемовидной главой. Первоначальное внутреннее оформление стен храма производили прп. Андрей Рублев и Даниил Черный. Их фресковая живопись до наших дней, к сожалению, не сохранилась, но благодаря более поздней росписи 1635 года, повторившей первую иконографию, сейчас можно составить представление о мастерстве древних живописцев-оформителей. Главной ценностью Троицкого собора, как и столетия назад, является украшенный иконами в драгоценных окладах пятиярусный иконостас, большая часть образов которого принадлежит кисти Андрея Рублева и его учеников, а более 40 икон среднего яруса написаны в период постройки храма. В соборе находится главная святыня монастыря – мощи прп. Сергия, открыто почивающие в серебряной раке, выполненной мастерами-чеканщиками еще в XVI столетии по заказу Иоанна Грозного. Сень над ракой – дар императрицы Анны Иоанновны, также является произведением искусства XVIII столетия. В самом древнем храме Свято-Троицкой Сергиевой Лавры проходят ежедневные богослужения и принимают постриг послушники обители.

Второй по времени постройки храм – церковь Сошествия Святого Духа, или Духовская церковь, возведенная в 1476 году псковскими зодчими. Ее уникальностью является подкупольная звонница (тип храма «под колокола»). В 1608–1610 годах на ней висел особый «всполошный» колокол, громко возвещавший об опасности. Внутреннее убранство храма очень богато – иконостас, выполненный из розового дерева, узорчатые орнаменты по верху стен, декоративная цветная керамика придают ему нарядность и праздничность. В 1655 году на стенах храма появились росписи, а в середине XIX столетия – новые иконы на иконостасе, выполненные лаврскими изографами. У южной стены почивают мощи прп. Антония Радонежского. Богослужения в храме совершаются в воскресные и праздничные дни.

Строения XVI столетия

В восточной части соборной площади располагается самый большой храм обители – пятиглавый Успенский собор, выстроенный по велению Иоанна Грозного в 1559–1585 годах. Образцом для его постройки послужил одноименный собор московского Кремля, правда, проигравший в размерах своему архитектурному преемнику. Несмотря на простоту форм и отсутствие ярких деталей во внешнем оформлении храма, он производит впечатление величия и торжественности. Над белокаменными стенами, украшенными декоративными арочками, высятся четыре синих и одна позолоченная главы, увенчанные крестами. Под стать внешнему облику и внутреннее убранство, оформлением которого опекались лично царь Федор Иоаннович и царица Ирина Федоровна Годунова. В честь их тезоименитых святых Феодора Стратилата и великомученицы Ирины в соборе были устроены приделы. Над иконостасом работал известный русский изограф Симон Ушаков. Его кисти принадлежит образ Спаса Нерукотворного, написанный специально для Успенского собора в 1658 году. Стены, своды и столпы украшены фресковой живописью, выполненной в 1684 году ярославскими мастерами под началом потомственного иконописца Дмитрия Григорьева (Плеханова). Общая цветовая гамма выдержана в спокойных сиреневых и фиолетовых тонах, особую нарядность интерьеру придают большой резной пятиярусный иконостас и два бронзовых паникадила, выполненные в XVII столетии мастерами Оружейной палаты Троице-Сергиева монастыря. В летнее время, когда Успенский собор становится главным храмом обители, в нем ежедневно совершаются Божественные литургии и всенощные бдения.

С южной стороны к Троицкому собору вплотную прилегает небольшой одноглавый бесстолпный Никоновский храм, возведенный в 1548 году над местом погребения ученика прп. Сергия Радонежского игумена Никона, зачастую называемый также Никоновским приделом Троицкого собора. Белокаменный, украшенный аркатурно-колончатым поясом в нижней части, с пряслами стен, разделенными лопатками и увенчанными декоративными кокошниками, храм, несмотря на простоту, смотрится очень нарядно.

Одновременно с возведением храмов для защиты монастыря от неприятеля в 1540 году началось возведение крепостных стен, продолжавшееся целых десять лет. Для их строительства Иоанн Грозный выделил большую сумму денег и освободил крестьян, работавших над фортификационным сооружением, от всяких повинностей и податей. К 1550 году вокруг обители выросли мощные, в некоторых местах достигающие десяти метров кирпичные стены с четырьмя угловыми – Пятницкой, Плотничьей, Водяной, Кузнечной и семью стенными – Луковой, Келарской, Каличьей проездной, Уточьей, Сушильной, Красной надвратной, Пивной башнями. В пряслах стен устроили три яруса боя, по среднему из которых шла сплошная открытая галерея с бойницами, позволяющая быстро перемещаться по всему периметру стен, не спускаясь для этого вниз.

Строения XVII столетия

В северо-западной части обители находится шатровая одноапсидная церковь Зосимы и Савватия Соловецких, возведенная в комплексе с каменными двухэтажными Больничными палатами в 1635–1637 годах келарем Александром Булатниковым, до этого иночествовавшим в Соловецком монастыре. Видимо, его усердием церковь и была посвящена Соловецким чудотворцам, а ее интересной особенностью являются украшенные большим количеством поясков и лопаток грани шатра. Сейчас в бывшем Больничном корпусе размещаются покои наместника Лавры и Соборные палаты. А церковь прп. Зосимы и Савватия является домовым храмом покоев наместника.

В 1686–1692 годах с южной стороны обители по указу царей Петра и Иоанна Алексеевичей возведена Трапезная палата с церковью прп. Сергия Радонежского, предназначенная для торжественных приемов и праздничных пиров. Внешний декор и внутреннее убранство выполнены в стиле «московское барокко» с большим количеством узорочья, сложного рисунка, лепнины, резного белокаменного декора. Особую пышность и вычурность придает зданию гамма ярких цветов – синего, красного, желтого, зеленого, использованная зодчими при оформлении фасада. Интерьер полностью гармонирует с пышным внешним оформлением и богат разнообразным растительным орнаментом, украшающим стены и своды. Иконостас церкви в его первоначальном виде не сохранился, сегодня на его месте можно увидеть позолоченный иконостас XVII столетия, перенесенный из разрушенного московского Никольского храма у Ильинских ворот и являющийся уникальным образцом древнерусского искусства резьбы. С южной стороны Трапезной палаты в 1956 году был освящен придел во имя прп. Серафима Саровского, с северной – придел во имя святителя Иоасафа Белгородского. В зимнее время в церкви прп. Сергия совершаются Божественные литургии и всенощные бдения, также для поклонения выставляются открытыми мощи святителей Иннокентия и Филарета.

К Трапезной палате примыкают Митрополичьи покои (сейчас – Патриаршие), выстроенные в 1687–1692 годах. Здание расположено на крутом склоне горы Маковец, поэтому с южной стороны имеет три этажа, с северной – два. В 1778 году интерьер покоев украсили лепниной, росписью и изразцовыми печами с растительным орнаментом, главный вход – колоннами с покоящимся на них балконом с кованой решеткой. Верхний этаж Митрополичьих покоев занимает храм во имя св. Филарета Милостивого, освященный в 1949 году. В настоящее время в покоях находится резиденция настоятеля обители – патриарха Московского и Всея Руси.

Одновременно с Трапезной палатой и Митрополичьими покоями в северной части монастыря было возведено двухэтажное здание Царских Чертогов, предназначавшееся для размещения царской семьи в период ее посещения Троицкой обители. По пышности и великолепию убранства Чертоги ничем не уступают Трапезной палате. Нарядно декорированное изразцами здание с парными окнами, обрамленными фигурными наличниками, является ярким образцом «московского барокко». В 1745–1748 годах западную стену украсила лепнина с сюжетами воинских походов и битв Петра I, частично сохранившаяся до наших дней. В одном из помещений Царских Чертогов располагаются две печи середины XVII столетия, обложенные кафелем и украшенные расписными изразцами. С 1814 года в Царских Чертогах размещается высшее духовное заведение страны – Московская Духовная академия. В 1870 году в восточной части строения была устроена Покровская церковь, в которой настенную роспись в лучших традициях древней фресковой живописи выполнили ученики иконописной школы при Духовной академии.

С восточной стороны монастыря широкий арочный проем венчает пятиглавая церковь Рождества Иоанна Предтечи, возведенная в 1692–1699 годах на пожертвования известного русского промышленника, купца и землевладельца Григория Строганова. Предтеченский храм с изящными главами, выстроенный из красного кирпича и богато декорированный, возвышается над главным входом в обитель и является его украшением. Роспись стен была выполнена в 1872 году, но она, к сожалению, в первоначальном виде не сохранилась и была по крупицам воссоздана в 1948 году, тогда же установлен и резной иконостас XIX столетия. В Предтеченском храме находится роскошная изразцовая печь XVII столетия, бесспорно, являющаяся украшением его притвора.

Наряду с возведением храмов появлялись в обители и другие строения. К середине XVII столетия относится строительство келейных корпусов – Варваринского, Экономического, Предтеченского и обустройство у крепостных стен огромного конюшенного хозяйства, состоящего из семи Конюшенных дворов и предназначенного как для обслуживания самой обители – пышного выезда настоятеля, доставки продовольствия, дров, строительных материалов, так и для ее вотчин – вспашки полей, перевозки всевозможных тяжестей. К моменту подписания Екатериной II указа о секуляризации церковных земель и передачи их в императорскую казну в 1764 году в конюшенном хозяйстве Лавры насчитывалось свыше 700 лошадей.

Строения XVIII столетия

Одной из ярких доминант ансамбля зданий Троице-Сергиевой Лавры является пятиярусная Колокольня, выстроенная в 1741–1770 годах в северной части площади. Одну из самых высоких и красивых колоколен России начали возводить в последний год правления императрицы Анны Иоанновны. В 1740 году чертеж, разработанный придворным архитектором немцем Иоганном Шумахером и подписанный Анной Иоанновной, был передан московскому зодчему Ивану Мичурину, занимавшемуся проектом общей реконструкции зданий обители. По замыслу И. Шумахера трехъярусная колокольня должна была занять место в центре площади. Но Иван Мичурин, ознакомившись с чертежом немецкого коллеги, предложил перенести ее несколько севернее, убеждая, что высокое здание не просто закроет собой собор Живоначальной Троицы, но и загромоздит всю соборную площадь. Лишь после кончины императрицы в октябре 1740 года русскому архитектору удалось добиться переноса колокольни, после чего летом 1741 года на новом месте состоялась ее торжественная закладка. Согласно технологии работы по возведению строения велись медленно, чтобы первый ярус мог отстояться на фундаменте. В течение следующих семи лет над площадью поднялись всего два яруса.

Ивану Мичурину не удалось завершить строительство – его вызвали в Киев для возведения церкви Андрея Первозванного, поэтому завершал начатое другой мастер – главный архитектор Москвы Дмитрий Ухтомский. Для того, чтобы здание получилось более легким и воздушным, Д. Ухтомский в 1753 году создал новый чертеж, по которому к трем ярусам запланировал добавить еще два, и смог убедить в этом императрицу Елизавету Петровну, посетившую Троице-Сергиеву Лавру вскоре после коронации. Именно благодаря ему колокольня обрела настоящий вид пятиярусного строения с необычным куполом в виде чаши, окруженной коронами. Строительство было завершено в 1770 году, и над Троицкой обителью поднялось высокое 88-метровое здание с 42 большими и малыми колоколами. Над отливкой главного колокола в специально оборудованном заводе с литейной ямой, размещенном недалеко от Лавры, четыре года работали представители лучших династий мастеров колокольных дел: Моториных, Степановых, Смирновых. В 1748 году колокол, получивший имя «Царь» и весивший 66,5 тон, был отлит, но поднять его на второй ярус колокольни получилось лишь в 1759 году. Его густой мелодичный звон был слышен на несколько километров в округе, пока в январе 1930 года его вместе с другими не сбросили на землю.

Спустя более 70-ти лет в апреле 2004 года колокольня украсилась новым колоколом-гигантом, самым большим из всех в настоящее время действующих в мире колоколов – 72-х тонным «Царем», отлитым на петербургском Балтийском заводе.

С северо-западной стороны от входа в Трапезную палату в 1734 году над гробом прп. Михея – келейника и ученика прп. Сергия возвели небольшую церковь, названную Михеевской. Плотно прилегающая к Трапезной палате и увенчанная маленькой главкой с крестом Михеевская церковь производит впечатление изящной и очень миниатюрной. Наружная и внутренняя роспись стен выполнена в XIX столетии. Интерьер украшает маленький резной иконостас XVIII столетия, находившийся ранее в домовой церкви митрополита Платона (Левшина). Главная святыня храма – мощи прп. Михея, покоящиеся под спудом.

Напротив церкви Зосимы и Савватия Соловецких, в северо-западном углу соборной площади в 1746 году выстроили небольшую круглую церковь Смоленской Иконы Божьей Матери, гармонично вписавшуюся в ансамбль Лавры. Ее внешнее оформление очень нарядно: бирюзовые стены украшены сдвоенными белыми пилястрами и красиво обрамлены белым камнем яруса окон, а сама церковь с четырех сторон опоясана белокаменными лестницами-всходами. Самый первый иконостас Смоленской церкви не сохранился, сейчас в ней находится резной иконостас середины XVIII столетия, перенесенный из разобранной московской церкви Параскевы Пятницы.

В 1746 году над целебным источником, устроенным еще в 1644 году, возвели миниатюрную, по форме напоминающую четырехъярусный, увенчанный куполом с крестом храм, Надкладезную часовню. Как и все постройки обители XVIII столетия, часовня ярко расписана снаружи и украшена резьбой. Внутри часовню расписали и оформили иконами в XIX столетии.

К постройкам XVIII столетия относятся Казначейский, Успенский, Инспекторский, Библиотечный корпуса и памятный обелиск, появившийся в обители в ознаменование ее заслуг перед Отечеством в 1792 году.

Архитектурный ансамбль Троице-Сергиевой Лавры полностью сложился в последней четверти XVIII столетия и сохранился до наших дней почти без изменений.

В настоящее время, как и семьсот лет назад, Троице-Сергиева Лавра является не только крупнейшим православным монастырем России, в котором подвизаются и несут послушничество 200 иноков, но и ее просветительским, духовным центром, драгоценной святыней Русской земли.